история







разделы


Пользовательского поиска




назад содержание далее

Племена Европы и Азии во II тысячелетии до н. э.

На огромных пространствах Европы и Азии, лежавших вне областей развития древних рабовладельческих государств, на рубеже III и II тысячелетий до н. э., так же как и в этих государствах, создались условия, благоприятствовавшие развитию бронзолитейного дела. Успехи скотоводства, которыми отмечена вторая половина III тысячелетия во многих областях евразийского континента от Енисея до Пиренейского полуострова, вели к значительному изменению всей общественной структуры живших на этой территории племён. Устои матриархально-родовых отношений были подорваны, создались возможности для широкого накопления племенами богатств в виде скота, всё чаще стали возникать межплеменные конфликты из-за пастбищ и водоёмов. Война с целью обогащения за счёт соседей становится всё более обычным делом. Не случайно появились обнесённые высокими валами и рвами обширные городища, как, например, на Верхнем Рейне и в Западной Франции.

Бронзовый век у племён Европы и Северной Азии в основном совпадает со II тысячелетием до н. э., но у большинства из них он продолжался ещё и в начале I тысячелетия. В течение этого времени развивались патриархально-родовые отношения с господствующим положением мужчин в семье и роде. Экономической основой этих изменений было усиление значения скотоводства, а также общий подъём производительных сил и прежде всего развитие металлургии. Немалую роль в этом процессе сыграло и постепенное распространение плужного земледелия, признаки применения которого в бронзовом веке становятся всё более многочисленными; по мере дальнейших успехов археологической науки об этом можно говорить со всё большей уверенностью Родовые общины, возглавляемые старейшинами — главами патриархальных семей, были объединены в это время в многолюдные племена, занимающие обширные территории, отделённые от территорий других племён лесами, реками и озёрами. Во главе племени стояло народное собрание мужчин-соплеменников. Однако с увеличением численности племён и особенно с образованием объединений нескольких племён собрание теряет первоначальный характер. В нём теперь участвуют лишь члены ближайших к месту собрания родовых общин. Остальных представляют старейшины и военные предводители. Процесс имущественной дифференциации способствует усилению родовой знати и её обособлению от массы соплеменников. Постепенно в руках знати сосредоточивается и экономическая сила, и богатство, и власть, а также отправление религиозных обрядов. Старейшины и предводители очень часто становятся одновременно и жрецами.

Основные районы распростпанения культур бронзового века в начале II тысячелетия до н. э.

Если взглянуть на карту Европы и Азии начала II тысячелетия до н. э. зоны древних рабовладельческих государств, то мы увидим следующую картину.

К востоку от Енисея обширные пространства Прибайкалья и прибайкальских степей были ещё с энеолитического времени заняты населением, оставившим памятники так называемой глазковской культуры (по месту находки в предместье города Иркутска, ранее называвшемся Главково), в которых обнаружены первые признаки связей с раннебронзовой культурой Северного Китая.

Вся обширная область Казахстана, степной и лесостепной части Западной Сибири и Южного Приуралья вплоть до Каспия представляет территорию, занятую племенами, оставившими нам памятники так называемой андроновской культуры(Андроновской она названа по месту первой находки у села Андроново, на юге Ачинского района, Красноярского края.), в целом поразительно однородные на всём этом огромном пространстве. К западу, охватывая всё Нижнее и Среднее Поволжье, причерноморские степи вплоть до Днепра, а южнее — до радона современной Одессы, занимая также лесостепную зону до границ бассейна Оки, лежит вторая огромная территория племён так называемой «срубной» культуры(«Срубной» культура названа по характерному для неё обряду погребения в срубах под курганом.), весьма близкой по своему облику к андроновской культуре. В Средней Азии наряду с развитием местных культур в течение бронзового века всё в большей и большей степени распространяются элементы, обнаруживающие близость с андроновской культурой Сибири и Казахстана. Продолжают развиваться культуры Иранского нагорья, связанные с культурами Передней и Средней Азии.

Хотя Северный Кавказ обычно разделяется современной наукой на несколько культур бронзового века, однако все они имеют связи друг с другом. Родственные северокавказским культурам черты обнаруживают памятники в большинстве районов Грузии и Армении.

Обширные области Волго-Окского междуречья занимали племена, оставившие нам памятники так называемой фатьяновской культуры. Среднее Поднепровье ещё со времён энеолита населялось племенами так называемой среднеднепровской культуры. Далее на северо-запад, от Волыни до северной части Польши и среднего течения Эльбы, в начале бронзового века продолжали обитать племена, отличавшиеся родственными формами культуры.

Центр Европы — нынешние Чехию, Нижнюю Австрию, Силезию и Саксонию с Тюрингией — населяли племена унетицной культуры(Культура названа по наиболее обширному могильнику, расположенному у села Унетица.), позднее развившейся у основных унетпцких племен в лужицкую культуру (Лужицкая культура получила своё название от Лужицкой области в Германии (по-немецки— Lausitz), где были впервые найдены погребения, характерные для этой культуры.), охватившую ещё более обширную территорию как в Германии и Польше, так и на юге в направлении Дунайского бассейна, где на территории Венгрии образовался особый центр бронзовой культуры, связанный через Балканы с крито-микенской цивилизацией.

Особыми областями с группой родственных культур были в начале бронзового века северная часть Италии, Франция, а также Пиренейский полуостров, где ещё во времена энеолита сложился один из крупнейших центров древней европейской металлургии. В начале бронзового века юг Пиренейского полуострова был занят племенами единой культуры (так называемой эль-аргарской(Названа по месту первых находок в местности Эль-Аргар, на юге Испании.)). Значительным культурным единством отличались и племена, населявшие Британские острова. Эта картина культурно-исторических особенностей, сложившихся в начале II тысячелетия до н. э., разумеется, не оставалась неизменной.

Ниже будет рассказано о наиболее характерных центрах культуры того времени и о тех изменениях, которые произошли на протяжении столетий.

Племена андроновской и «срубной» культур.

Глиняные сосуды и бронзовые изделия андроновской культуры. Огромное пространство занимали в бронзовом веке племена близких между собой андроновской и «срубной» культур. Первоначально эти племена обитали в Среднем Поволжье и Южном Приуралье, и культура их была близка культуре племён, оставивших катакомбные и ямные курганы. В начале бродзового века они расселились на восток до Минусинской котловины и на запад до Днепра и низовьев Южного Буга. Племена эти вели уже относительно сложное хозяйство. С одной стороны, у них развивалось скотоводство и, возможно, они первые включили лошадь в число домашних животных сначала как мясной скот, а потом и как транспортную силу. С другой стороны, племена, создавшие «срубную» и андроновскую культуры, гораздо шире, чем их энеолитические предшественники, занялись земледелием. Глиняные сосуды, вислообушный топор и бронзовые изделия «срубпой» культуры. Эта отрасль хозяйства определила и весь образ их жизни: они были более оседлыми, селились значительными посёлками, которые к концу бронзового века, например на Волге, достигали размеров современных больших сёл и тянулись вдоль реки на несколько километров Им известно было стойловое содержание скота зимой. При раскопках андроновского поселения у села Алексеевского, на реке Тоболе, были открыты рядом с жилищами остатки загонов, очень близкие по типу к крытым помещениям для скота, окружавшим дома на позднейших казахских зимниках в этом же районе.Жители андроновских и «срубных» посёлков составляли общины, которые вели замкнутое хозяйство и сами производили всё необходимое. На месте ткали шерстяные ткани, вязали шапки, выделывали кожи и меха, шили одежду и обувь. Все орудия и инструменты также изготовлялись на месте из камня, кости, дерева и металла.

Большого совершенства достигло, особенно у племён андроновской культуры, домашнее производство глиняной посуды. Горшки стройных форм отличались хорошо полированной поверхностью и красивым геометрическим узором, напоминающим сложные орнаменты среднеазиатских ковров.

Бронзовые изделия «срубной» культуры.
 Сосново-мазепский клад.
 Среднее Поволжье. Обработка бронзы достигла уже высокого развития; в ранних погребениях племён «срубной» культуры найдены литейные формы для изготовления такого сложного орудия, каким был боевой топор, характерный тип которого в начале II тысячелетия до н. э. проник из Двуречья через Кавказ в наши южные районы. Из бронзы отливались также кинжалы, копья, стрелы и украшения — серьги, браслеты и бляшки, нашивавшиеся на одежду. В ранний период существования этих культур литьё из бронзы, повидимому, осуществлялось дома. Однако с развитием техники литья и усложнением форм изделий бронзолитейным делом стали заниматься специалисты — литейщики. Некоторые из них жили в общинных посёлках, обслуживая нужды общины, другие же постепенно отрывались от общины, превращаясь в странствующих мастеров, работающих на заказ, обладающих своими инструментами, запасом сырья и полуфабрикатов. К концу II тысячелетия до н. э. число таких странствующих мастеров особенно увеличилось. До нас дошло множество их складов, содержащих литейные формы, слитки бронзы, а также заготовленные орудия и оружие. Такие склады найдены и на территории, занятой племенами «срубной» культуры и во многих частях Западной и Южной Сибири и Казахстана.

Между общинами и странствующими мастерами, которые являлись обладателями не только своих простейших инструментов, но и произведённых продуктов, возникал обмен. Обмен возникал и внутри общины, способствуя неравномерности накопления, дифференциации имущественного положения её сочленов. Развитие бронзолитейного дела способствовало и оживлению межплеменной торговли. Племена и общины, на территории которых имелись месторождения металлов, стали заниматься в значительной мере специально их разработкой. Такие основные районы древней металлургии найдены во многих частях СССР. В качестве примера можно назвать Калбинский хребет, южное Семипалатинска, со множеством древних медных рудников, ряд местностей Южного Урала, Донецкого кряжа и Кавказа.

Значительный подъём производительных сил вызвал дальнейшее усложнение общественных отношений. Постепенно формируется племенная аристократия, отличавшаяся от своих соплеменников богатством. Она начинает присваивать право на занятие общественных должностей и на особую долю в военной добыче. Память об этом хранят обнаруженные клады драгоценностей конца бронзового века, содержащие дорогие и редкие изделия, главным образом оружие (наконечники стрел, кинжалы и топоры), сделанные из металлов или ценных пород камня.

Человек бронзового века. Казахстан и Южная Сибирь. Андроновская культура. Реконструкция М. М. Герасимова. Признаком выделения племенной знати служит сооружение огромных курганов. Один из таких курганов находится в урочище «Три брата» около города Степного. Его огромные размеры — высота до 15-и — говорят об особом положении лица, погребённого под этой грандиозной насыпью, над сооружением которой трудились сотни людей. Таким же огромным курганом этого же времени является так называемая «Широкая могила» у села Лепетиха, на Нижнем Днепре. Аналогичные курганы, возвышающиеся среди скромных рядовых могил, в значительном числе расположены и в степях Центрального Казахстана. В своих недрах они скрывают богатые погребения в обширных каменных склепах.

Изучение поселений и курганов показывает, что у племён андроновской культуры сложились многие из тех своеобразных элементов, которые позднее стали характерными для культур племён саков и савроматов VI—IV вв. до н. э. Антропологическое изучение останков андроновпев и савроматов также говорит об их генетическом родстве. Всё это позволяет предполагать, что племена, создавшие андроновскую культуру, и по языку были прямыми предками саков и савроматов, т. е. говорили на языке иранской ветви индоевропейской семьи. Древние языки — скифский, савроматский (позднее сарматский), сакский, а из современных — осетинский, восходящий к одному из диалектов сарматского языка, — относятся к восточноиранской подгруппе индо-иранских языков индоевропейской семьи.

Во второй половине II тысячелетия до н. э. андроновские племена широко расселились в южном направлении — они появляются в Южном Казахстане, в Киргизии, где в большом числе известны памятники андроновской культуры этого времени. Племена с культурой, родственной андроновской, появляются в это время не только в Хорезме, но и на юге Средней Азии вплоть до границ современных Афганистана и Ирана.

Укрепление связей между южносибирскими и китайскими племенами

До недавнего времени оставалось непонятным, почему культура восточной части территории, занимавшейся андроновсцдзди племенами, в конце II тысячелетия до н. э. стала отличаться от культуры западной территории столь сильно, что это заставило археологов выделить на Среднем Енисее и на Алтае особую карасукскую культуру. Дейс твительно, изменения произошли самые резкие. Изменились формы глиняной посуды; бронзовые изделия в большинстве своём приобрели вид совершенно иной, чем андроновские; в хозяйстве наряду с земледелием особое значение получило скотоводство и прежде всего овцеводство; население стало более подвижным; изменился его физический тип, ставший более близким к типу, характерному для,тогдашнего населения Северного Китая. Всё это заставляет предполагать значительное включение в племенной состав Южной Сибири выходцев из Северного Китая. Это подтвердилось и дальнейшим исследованием карасукских памятников. Карасукские кинжалы, ножи, копья, топоры-кельты, украшения в виде лапчатых привесок и всевозможных блях оказались особенно близкими к находимым в районах, прилегающих с севера к Великой Китайской стене. Но ряд типичнейших карасукских предметов, особенно ножи, миниатюрные изображения парной упряжки колесницы, орнаментация керамики нашли свои прямые прототипы в изделиях и украшениях бронзовых вещей из столицы царства Шан (Инь), близ Аньяна. Это же наблюдение подтвердил и тот факт, что на своеобразных карасукских стелах (каменных вертикальных плитах-памятниках) орнаменты прямо восходят к иньским.

В настоящее время памятники карасукского типа прослеживаются в виде нескольких местных групп: в Прибайкалье, где найдены иньские сосуды на трёх полых ножках — триподы, в Минусинской котловине и на Алтае, где количество собственно карасукских памятников особенно велико, а также в Казахстане— около Семипалатинска и озера Зайсан. Именно в этих местах, согласно указаниям китайских хроник, расселялись жившие ранее в Северном Китае родственные китайцам племена дин-лин. Очевидно, это они принесли в Южную Сибирь многообразные элементы культуры, особенно в области бронзолитейного мастерства, заимствованные ими у населения древнего Китая времени царства Шан (Инь).

Карасукские памятники прослеживаются вплоть до VIII в. до н. э., когда и в Южной Сибири начинают распространяться формы вещей и орнаменты, свидетельствующие о растущем значении родственных скифам степных племён Евразии. В это же время появляются, раньше всего на Алтае, и первые изделия из железа.

Бронзовый век в Иране и Средней Азии.

Культура племён горного Ирана и Средней Азии конца III и II тысячелетия до н. э. является продолжением энеолитической, однако за истекшее время в этой культуре произошли серьёзные изменения. Поселения начинают укреплять стенами. Материальная культура становится богаче и разнообразнее. Наряду с каменными и медными изделиями всё чаще начинают появляться и бронзовые. Повидимому, сильно развивается скотоводство — особенно разведение мелкого рогатого скота, в связи с чем начинает применяться летний выпас скота на отдалённых горных пастбищах; таким образом, скотоводство начинает приобретать полукочевой характер. Большую роль начинает играть лошадь, что придаёт скотоводческим племенам большую подвижность; с этим обстоятельством, вероятно, связано проникновение касситских племён с гор Ирана в Двуречье. В то же время ряд поселений продолжает вести оседлое земледельческое хозяйство, которое отныне в этих областях сосуществует с полукочевым скотоводством. У оседлых племён накапливаются материальные ценности и начинается имущественное расслоение внутри общин. Ремесло получает значительное развитие. Особенно замечательны относящиеся, повидимому, в основном ко второй половине II тысячелетия до н. э, художественные бронзовые изделия из Луристана (Иран), главным образом части конской упряжи, украшенные стилизованными изображениями мифических чудовищ и зверей. Развивается также камнерезное искусство и гончарное дело. Всё чаще начинает применяться гончарный круг.

Можно проследить несколько местных культур, принадлежащих близким друг к другу в культурном отношении племенам. Так, население Южного Азербайджана и Курдистана (городище Гёй-Тепе и др.) стояло близко к жителям Восточного и Центрального Закавказья; племена Центрального Ирана и предгорных районов Южной Туркмении (городища Тепе-Сиалк, Тепе-Гиссар в Иране, южное городище Анау, Намазга-Тепе в Туркмении и др.) обладали самобытными, но близкими культурами. Позже, чем в этих районах, развилось земледелие в районах, примыкающих к юго-восточному углу Каспийского моря (район Дехистан в Туркмении, поселения которого близки по культуре к поселениям, обнаруженным около Астрабада в Иране). В Хорезме — в нижнем течении Аму-Дарьи, на смену энеолитической культуре рыболовов и охотников приходит тазабагъябская культура, культура скотоводов и мотыжных земледельцев.

Существенные изменения наступают в Средней Азии к концу II тысячелетия до н. э., повидимому, вызванные проникновением с севера племён, связанных с андроновской культурой. В конце этого тысячелетия замирает жизнь в старых земледельческих поселениях Южной Туркмении. На несколько столетий раньше то же явление наблюдалось в городах культуры Хараппы в долине Инда, с которой у древнейших среднеазиатских поселений имеются определённые связи.

Новая земледельческая культура, носители которой, научившись выплавлять железо, уже начинают осваивать речные низменности, возникает в оазисах Средней Азии лишь ко второй четверти I тысячелетия до н. э. Изменения в культуре наблюдаются также в Восточном и Центральном Иране (как можно судить, например, по могильнику на городище Тепе-Сиалк), куда, очевидно, также проникли к этому времени пришельцы с северо-востока, говорившие, по всей вероятности, на диалектах иранской ветви индоевропейской семьи языков.

Бронзовыи век на Кавказе.

Постоянные связи племён, обитавших в Закавказье, с переднеазиатскими центрами рабовладельческой цивилизации установились ещё во времена раннего энеолита. Уже упоминался широкий вывоз из района Арарата обсидиана, служившего основным материалом для выделки каменных наконечников стрел и других орудий в Двуречье и Эламе. Эти связи способствовали проникновению в Закавказье многих достижений древневосточной техники, более совершенных образцов орудий и оружия. Формы кинжалов, известные в Двуречье, древнеассирийская форма бронзового меча, древневосточные секиры, особый тип топоров и многое другое было воспринято металлургами Закавказья и широко распространилось в их производстве. Многие из этих форм проникли и дальше на север. Тот же тип топора, например, был распространён на востоке — в Средней Азии, на севере — у племён «срубной» и андроновской культур, а на западе он выделывался бронзолитейщиками племён, заселявших во II тысячелетии до н. э. территории современной Румынии, Болгарии и Венгрии. Известное влияние древневосточных цивилизаций испытало и керамическое дело закавказских племён. Распространившаяся во II тысячелетии до н.э. в Закавказье расписная посуда (так называемого эларского типа(Название этого типа посуды происходит от поселения Элар, близ Еревана.)) в известной мере представляет собой вариант широко применявшейся в Двуречье и в Эламе посуды. Это — красная или розовая посуда, расписанная главным образом тёмной краской; в её орнаментации и на юге, и в Закавказье много геометрических элементов и часто встречаются изображения птиц. Ювелирное дело и изобразительное искусство этого времени в Закавказье также обнаруживают связи с Двуречьем, а позднее и с хеттской культурой.

Памятники, особенно ярко характеризующие своеобразие развития культуры племён Закавказья в бронзовом веке, обнаружены в Центральной Грузии (в районе Триалети) и в ряде мест Армении и Азербайджана. Формой поселения в этих местах в бронзовом веке являлись посёлки, часто окружённые стенами из крупных камней (так называемая циклопическая кладка). Первоначально эти посёлки сохраняли прежний вид общинных поселений, застроенных домами, в строительстве которых применялись камни или каменные плиты. Позднее здесь появились внутренние укрепления, за стенами которых скрывались жилища представителей племенной знати, более обширные дома родовых старейшин и племенных вождей. Как и в странах древнего Востока, знать отгораживалась стенами не только от внешних врагов, но и от своих соплеменников. Такие изменения в самой планировке поселений Закавказья на протяжении бронзового века наглядно говорят о процессе разложения старых первобытно-общинных порядков.

Такую же картину рисуют и материалы раскопок многочисленных погребений этого же времени» В Триалети, в долине реки Цалки, было исследовано большое число курганов, относящихся к первой половине и к середине II тысячелетия до н. э. Немалое число этих курганов сохранило нам погребения рядовых общинников со скромным инвентарём. Но рядом с этими курганами высятся огромные насыпи, содержащие или обширные каменные погребальные залы, или глубокие подземные усыпальницы. Они сохранили следы похоронных церемоний, во время которых умершего вождя везли на колеснице древневосточного типа, несли его оружие и драгоценности. О богатстве погребённых говорят находящиеся при них серебряные кинжалы, серебряная и золотая посуда, тонкие украшения и ожерелья из серебра, золота и самоцветов. Орнаменты на посуде и украшениях поражают своей изысканностью. Запоминается, например, золотой кубок, украшенный изящными спиралями из золотых жгутов, усыпанных полудрагоценными камнями, или серебряный кубок, на котором изображена направляющаяся к алтарю и священному дереву процессия людей в звериных масках и одеждах с хвостами. Золотые статуэтки животных, найденные в этом кургане, свидетельствуют о прочном усвоении мастерами Закавказья приёмов художников-ювелиров Двуречья. Это нашло выражение, например, в статуэтке барана, глаза которого сделаны из перламутра и разноцветных камней, укреплённых на горной смоле. Лучшие образцы посуды эларского типа, особенно выразительно сохранившей черты сходства с керамикой Передней Азии, найдены в большом числе в богатых курганах Триалети.

В Армении, в городе Кировакане, было открыто подобное же погребение, содержавшее множество расписных сосудов. Бронзовое оружие оказалось совершенно сходным с триалетским. Массивная золотая чаша была украшена изображёнными в древневосточном стиле фигурами львов. Возле неё лежали серебряные сосуды, аналогичные триалетским. Случайные находки, сделанные в различных районах Закавказья, позволяют полагать, что те изменения в общественном строе, которые столь выразительно рисуют нам находки в Триалети, имели место в это же время во многих районах современных Грузии, Армении и Западного Азербайджана.

Эти изменения были вызваны дальнейшим развитием многих отраслей производства. Во второй половине II тысячелетия до н. э. в Закавказье уже применялось орошение полей, повидимому, широко развились садоводство и виноградарство, многочисленны были стада. Важнейшим нововведением было распространение коневодства и использование лошади для верховой и колесничной езды. Именно с этого времени в могильниках Закавказья начинают попадаться бронзовые удила разнообразных видов, рассчитанные на управление полудикими конями. О военных столкновениях племён из-за земли и добычи свидетельствует и развитие оружейного дела, от кинжала к длинному бронзовому мечу и другим видам более совершенного оружия. Военные столкновения доставляли новые рабочие руки — военнопленных-рабов. Именно в это время наличие рабов становится настолько обычным, они считаются столь необходимыми для знати, что их кладут в могилы знатных, чтобы они могли служить им в загробной жизни. В качестве примера можно привести погребение, обнаруженное в склепе под курганом на юго-западном побережье озера Севан, где вокруг пышно украшенной погребальной колесницы племенного вождя было найдено 13 убитых рабов, а около быков, привезших колесницу, был положен и погонщик, также убитый при погребении. Это показывает не только наличие рабства, но и то, что производственная ценность рабов в то время была ещё не велика.

Такие погребения известны сейчас по многих местностях Закавказья. Они свидетельствуют о том, что начавшийся ещё в ранний период бронзового века процесс внутриплеменпой дифференциации привёл к зарождению новых форм общественных отношений, основанных па эксплуатации рабов. Этот процесс особенно усилился, когда некоторые области Южного Закавказья в IX—VIII вв. до н. э. были включены в состав рабовладельческого государства Урарту.

Глиняиые сосуды и бронзовый топор. Фатьяновская культура. Раскопки в Ивановской области. На Северном Кавказе во II тысячелетии до н. 8. развился мощный очаг культуры бронзы. Он оказал сильное воздействие на многие области степной зоны, на районы Поволжья, Прикамья и Волго-Окского междуречья, служа передатчиком передовых достижений древневосточной техники.

В конце II — начале I тысячелетия до н. э. племена Северного Кавказа обладали высокоразвитым бронзолитойным производством и делали первые шаги в овладении техникой обработки железа. Особенно известен в этом отношении район современной Северной Осетии, где сосредоточены наиболее характерные памятники (главным образом могильники) так называемой кобанской культуры. Высококачественные топоры, кинжалы и мечи, бронзовые боевые пояса и всевозможные украшения, покрытые рельефными и гравированными изображениями, говорят о высоком уровне мастерства. Среди кобанских находок много бронзовых удил, свидетельствующих об использовании лошади для верховой езды. Анализ форм оружия говорит о том, что племена Северного Кавказа в это время были знакомы не только с древневосточными, но и с южноевропейскими бронзовыми изделиями. Аналогичная культура бронзы существовала и на восточном и юго-восточном побережье Чёрного моря (Колхида).

Бронзовыи век в Верхнем Поволжье

Ранее уже упоминалось о расселении по верхнему течению Волги и области Волго-Окского междуречья племён, вышедших, повидимому, с верховьев Днепра и оставивших нам так называемые фатьяновские могильники. Эти племена принесли в лесные пространства Верхней Волги и Они гораздо более прогрессивные формы хозяйства, чем те, которые имелись здесь у древнего местного населения. Живя в среде местного населения охотников и рыболовов, пришедшие сюда племена, очевидно, должны были тратить свои силы в значительной мере на защиту принадлежащих им территорий и стад.

Человек бронзового века. Верхнее Поволжье. Фатьяногская культура. Реконструиция М. М. Герасимова. Племена фатьяновской культуры разводили мелкий и крупный рогатый скот и, повидимому, были знакомы с земледелием. Их каменные орудия отличались большим совершенством, так как искусно полировались и просверливались. Их сверлёные клиновидные боевые топоры представляли совершенные образны этого рода оружия. Особенно значителен был уровень развития металлургии; литейщики отливали в большом числе прекрасные бронзовые топоры древневосточного типа. Фатьяновская керамика по своей форме и орнаментации имела некоторые черты сходства с северокавказской. Известны были племенам фатьяновской культуры и изделия литейщиков тех племен, которые были расселены к западу от них. В Мытищах, в Ивановской области, вместе с фатьяновской посудой найден бронзовый браслет в виде манжеты, характерный для унетицкой культуры Центральной Европы.

В конце II тысячелетия до н. э. эти племена, особенно в приволжских районах, продолжали развивать передовую технику бронзолитейного дела. Находки, сделанные в могильнике около станции Сейма, близ города Горького, дали образцы выдающихся достижений тогдашних литейщиков. Здесь отливались высококачественные топоры-кельты, своеобразные копья, широко распространившиеся до Дуная, Енисея и Иссык-Куля, а также оригинальные кинжалы и боевые ножи. Судя по их типу и способам изготовления, можно предположить, что мастера на Верхней Волге были знакомы с достижениями литейщиков того времени, находившихся и на территории современной Венгрии и далёкого Китая периода Шан (Инь).

Неудинительно поэтому, что Верхнее Поволжье уже к Х в. до н. э. сделало первые шаги в освоении новой металлургии железа и в этом отношении нисколько не отставало от других областей Европы.

Культура бронзового века в бассейне Дуная и в Северной Италии

Области Дунайского бассейна в бронзовом веке стали местом высокого развития бронзолитейного дела. Особенно в этом отношении выделялась территория современной Венгрии, где уже в раннем бронзовом веке, в начале II тысячелетия до н. э., бронзолитейное дело достигло больших успехов, особенно в выделке оружия — кинжалов, боевых секир и бронзовых топоров различных видов. Связи с областями крито-микенской культуры привели в середине II тысячелетия к исключительному расцвету мастерства изготовления бронзовых изделий на среднем течении Дуная. Высококачественные мечи, боевые топоры, различные украшения и инструменты, покрытые тонким гравированным узором, широко расходились из дунайских мастерских в соседние страны.

Бронзовые орудия и оружие. Из раскопок в Венгрии. Вместе с тем здесь развивалось и сельское хозяйство— земледелие и скотоводство. Особенно высокого уровня достигла материальная культура подунайских племён во второй половине II тысячелетия до н. э., когда характерной формой их поселений стали посёлки (так называемые террамары), состоящие из деревянных хижин, сооружавшихся в долинах рек Тиссы, Савы, Дравы и Дуная на помостах, опиравшихся на сваи и окружённых валом и рвом. В болотистых отложениях долин указанных рек, в местах, где находились террамары, сохранилось огромное количество различных предметов, позволяющих восстановить многие детали жизни обитателей этих посёлков. Большое количество находимых здесь бронзовых серпов и литейных форм для их изготовления указывает на значение земледелия в хозяйстве того времени. Остатки удил говорят о том, что и на Дунае, как и на Кавказе, во второй половине II тысячелетия до н. э. лошадь уже использовалась для верховой езды. Значительное количество привозных предметов — янтарь из Прибалтики, бусы и ювелирные изделия из областей Восточного Средиземноморья — говорит о сравнительно оживлённых для того периода меновых отношениях обитателей дунайских поселений.

Культура, совершенно аналогичная дунайской, характерна и для позднего бронзового века Северной Италии, особенно в долине реки По. Изображения плуга, обнаруженные на скалах в Итальянских Альпах, позволяют полагать, что земледельцы, жившие в Северной Италии и на среднем течении Дуная, уже применяли плужную обработку земли.

Сходство культур бронзового века североитальянских и дунайских племён настолько велико, что естественно возникает вопрос об их возможном родстве. Можно полагать, что племена, создавшие эти культуры, принадлежали преимущественно к той группе индоевропейского населения древней Европы, которая позднее была известна под именем иллирийской. Эта группа занимала пространство между долиной реки По и верхним точением Дуная, а также западную часть Балканского полуострова.

Унетицкая и лужицкая культуры Центральной Европы

Обширные пространства Силезии, Саксонии и Тюрингии, Чехии и Нижней Австрии, севернее Дуная в первой половине 11 тысячелетия до н. э. были заняты группой племен, оставивших памятники так называемой упетицкой культуры. Поселения этих племён состояли из четырёхугольных домов с плетнёвыми стенами, обмазанными глиной. Мостами встречались и округлые ульевидныо землянки, вырытые в плотных толщах лёсса. Сохранившиеся в поселениях зерновые ямы говорят о занятии населения земледелием. Многочисленные остатки костей домашних животных, обычай класть куски мяса в могилу — всё это показывает значение скотоводства в экономической жизни племён. В этом отношении унетицкая культура была типичной для бронзового века Центральной Европы.

Погребение, характерное для унетицкой культуры. Племена, создавшие унетицкую культуру, занимались бронзолитейным делом, опираясь на богатые месторождения Рудных гор, Судет и Западных Бескид. Образцы изделий, выходивших из рук здешних литейщиков, мало отличались от общераспространённых форм, характерных для бронзового века многих областей Европы. Однако имелись и своеобразные изделия, о которых говорилось в связи с вопросом о продвижении на запад энеолитпческих племён, населявших южнорусские степи.

Для середины II тысячелетия можно установить признаки усиления связей племён, создавших унетицкую культуру, с крито-микенской цивилизацией. В глиняной посуде, например, заметно влияние миконских форм.

Золотой кубок из триалети Грузия. II тысячелетие до н. э. В это же время замечается некоторое расширение территории, занятой унетидкими племенами за счёт включения в их число ряда племён Центральной Европы с родственной культурой, но первоначально всё же отличавшейся известным своеобразием. Вместе с тем начинается процесс постепенного видоизменения и самой унетицкои культуры. Этот процесс наиболее ясно виден в переходе к трупосожжонию, причём остатки сожжённых трупов заключались в сосуд. Первоначально эти сосуды по древнему обычаю ставились в глубокие грунтовые могилы, вокруг которых выкладывался круг из камней — магический знак солнца. Однако со временем стали появляться новые виды могильников, получившие у археологов название «полей погребальных урн». Одновременно мы наблюдаем заметные изменения в формах бронзовых и керамических изделий унетицкой культуры. Постепенно здесь во второй половине II тысячелетия до и. э. складывается новая, так называемая лужицкая культура, которую большинство исследователей считает протославянской, т. е. созданной племенами, говорившими на языке, к которому восходят языки славянской ветви индоевропейской семьи.

Расписной сосуд из курганного погребения в триалети Грузия. II тысячелетие до н. э. Памятники лужицкой культуры встречаются на обширной территории от Шпрее до Дуная и Словацких гор и от Заале до Вислы. В северо-западных районах Украины распространились в середине II тысячелетия до н. э. близкие лужицким так называемые комаровские племена, в которых исследователи видят предков восточных славян. На Украине во второй половине II тысячелетия до н. э. весьма близкими к унетипким, лужицким и комаровским памятникам являются группы могильников и поселений высоцкого, белогрудовского и чернолесского(По названиям селений, близ которых были обнаружены эти могильники.) типов, также связываемых исследователями с поселением здесь протославян. Характерными памятниками лужицкой и родственных ей культур являются посёлки, состоящие из так называемых «столбовых» домов, стены которых делались из вертикальных столбов с плетнём, обмазанным глиной, или забранных досками. Племена лужицкой культуры занимались, видимо, главным образом земледелием, так как в погребальных урнах находят большое количество бронзовых серпов. Бронзовые изделия. Унетицкая культура При раскопках поселений постоянно встречаются зернотёрки и остатки зёрен различных злаков. Есть все основания полагать, что племена лужицкой культуры уже применяли для пахоты не только соху, но и плуг, две находки которого сделаны в торфяниках нынешней Польши.

Изучение поселений и могильников лужицкой культуры бронзового века позволяет считать, что общественные отношения попрежнему были здесь ещё первобытнообщинными. Однако заметно возросло значение мужчины — хозяина в доме и воина.

Повидимому, и здесь происходил переход от древнего матриархата к патриархату, переход, характеризующий начало разложения первобытно-общинного строя.

Другие культуры Центральной и Северной Европы

Лежащие далее на запад области Центральной Европы — территории нынешних Верхней Австрии, Западной Германии и Голландии—в середине и в конце 11 тысячелетия до н. э. были заняты населением с особой культурой, от которой остались характерные для неё курганные погребения. В захоронениях находят бронзовое оружие, иногда попадаются и серпы. Однако исследование поселений этой культуры заставляет сделать вывод, что если население, оставившее нам эти памятники, и знало земледелие, то всё же главным его занятием было полукочевое скотоводство.

Сходные формы культуры обнаруживаются и у племён, обитавших в те времена в пределах современных Северной Германии и Южной Скандинавии. Возможно, что эта скотоводческая по преимуществу культура оставлена племенами, бывшими непосредственными предшественниками племён германской ветви индоевропейской семьи языков; именно в этих областях застаёт через тысячелетие письменная история древнегерманские племена. При этом следует отметить, что, судя по археологическим данным, уровень развития племён, населявших Скандинавию, был в бронзовом веке несколько выше, чем у племён, населявших территорию Германии. Многочисленный бронзовый инвентарь скандинавских погребений гораздо разнообразнее, а наскальные изображения в Южной Швеции (например, в Бохуслене) рассказывают даже о походах скандинавских многовёсепьных ладей, о морских сражениях и десантах воинов, вооружённых длинными бронзовыми мечами и круглыми щитами. Среди этих изображений имеется и рисунок пахоты сохой.

Бронзовый век на западе Европы

Аллеи менгиров близ Карпака в Бретани. На территории Франции в бронзовом веке следует различать две группы племён с различными культурами — материковую исеверную приморскую. Последняя характеризуется широким распространением сооружений, возникших ещё в энеолите: гигантские кромлехи — круглые в плане святилища солнца, аллеи менгиров (каменных столбов), воздвигнутых в память отдельных , членов рода и племени, и погребальные ящики из гигантских плит — дольмены — сохранились в большом количестве до наших дней, особенно в Нормандии и Бретани. Полное сродство с ними обнаруживают аналогичные памятники юга Англии. Племена, оставившие памятники этой культуры, занимались земледелием и разводили скот. Они жили в небольших посёлках, группировавшихся вокруг укреплённых городищ, служивших убежищем в случае опасности. Около поселений расположены могильники, состоявшие из курганов, обычно обкладывавшихся по основанию камнями. В этих курганах хоронили рядовых общинников. Воины, родовые старейшины и племенные вожди удостаивались более пышных похорон в дольменах, иногда содержащих несколько ярусов захоронений.

Эта культура, так называемая мегалитическая (буквально—«большекаменная»), имеет ряд местных вариантов, однако в основном сохраняет везде свои характерные черты.

Создатели материковых культур Франции были явно земледельческими оседлыми племенами, жившими в открытых поселениях, но имевшими и укреплённые городища- убежища на случай нападения враждебных племён. Они оставили по всей Франции огромное количество курганов, служивших основным видом их погребальных сооружений. Курганы в различных частях Франции различаются по конструкции погребальных камер; иногда это целые подземные дольмены с галереей, в других случаях это сооружения в ямах, сделанные из камня или сложенные из массивных брёвен. Население, оставившее эти курганные могильники, обнаруживает о своей культуре черты, сближающие его с племенами мегалитической культуры. Вместе с людьми, проникавшими во Францию с конца II тысячелетия, эти племена могут считаться предками племён, говоривших на языках кельтской ветви индоевропейской семьи, обитавших здесь впоследствии. К концу бронзового века они достигли значительных успехов в металлургии. Население Франции во времена бронзового века изготовляло металлические изделия прекрасного качества, отличавшиеся исключительным разнообразием.

В курганных погребениях Франции захоронены люди различного общественного положения. Иногда это рядовые общинники, простой инвентарь погребений которых свидетельствует об их скромной трудовой жизни. Рядом с ними находятся пышные могилы военных вождей, погребённых с богатым инвентарём, иногда включающим по нескольку мечей, копий, шлемов и щитов, в то время как рядовые общинники были вооружены только топорами. Особенностью богатых погребений бронзового века Франции является также наличие в них прекрасно сделанной бронзовой посуды. Эта высокая культура бронзового века легла в основу развития культуры населения Франции начала I тысячелетия, периода освоения техники обработки железа (так называемый период Гальштатта).

Бронзовый век на Пиренейском полуострове

Посуда из Эль-Аргара. Испания. Важнейшим районом бронзолитейного дела с самого начала тысячелетия до н. э. стали области юго-восточной части Пиренеиского полуострова. Здесь сложилась своеобразная эль-аргарская культура,памятники которой были распространены по всему восточному побережью полуострова и частично захватывают южные части Испании и Португалии.

Особенностью этой культуры был высокий удельный вес горного дела, добычи меди и её переработки бронзолитейщиками. Племена культуры Эль-Аргар имели связи не только с другими племенами, обитавшими на Пиренейском полуострове, но и с теми, которые населяли далёкие Британские острова: это вызывалось необходимостью получения олова для выплавки бронзы. Во многих домах эль-аргарских посёлков находят при раскопках остатки бронзолитейных мастерских. Бронзовые изделия, вырабатывавшиеся на юге Испании, широко распространялись за её пределами. Эти изделия в большом количестве встречаются в Южной и особенно Юго-Западной Франции и достигают Северной Италии, где найдены не только изделия из бронзы, но и характерные для этой культуры чёрные лощёные сосуды, вероятно (как в период энеолита колоколовидные сосуды), завозившиеся вместе с бронзовым оружием.

Племена Южной Испании занимались также земледелием и скотоводством. Их посёлки строились на возвышенностях и обносились прочными каменными стенами. Дома в таких посёлках были многокомнатными и даже двухэтажными. Однако, несмотря на значительное развитие хозяйства и культуры, у этих племён сохранялся ещё первобытно-общинный строй. К концу бронзового века они достигли немалых успехов в области развития производительных сил. Они занимались пашенным земледелием, садоводством и в ещё большей степени усовершенствовали" бронзолитейное мастерство. При этом они, вероятно, начали применять труд военнопленных рабов как в сельском хозяйстве, так и в горном деле. Память об этих успехах сохранилась в позднейших преданиях о большой древности южноиспанского рабовладельческого государства Тартесс, которое якобы существовало уже во II тысячелетии до н. э.

Своеобразная культура Южной Испании бронзового века была создана населением, в котором следует видеть протоиберские племена. Их потомки — иберы впоследствии населяли те же области Пиренейского полуострова, близлежащие острова Средиземного моря и юго-западную часть Франции. Возможно, что на восток за пределы полуострова иберы проникли ещё в период раннего бронзового века.

Распространение языковых семей

В бронзовом веке в Европе, за исключением окраинных районов, а также в Юго-Западной Сибири и Средней Азии мы, повидимому, имеем дело главным образом с населением, говорившим на древних языках, которые в большинстве своём легли в основу развития позднейших языковых групп индоевропейской семьи. Письменными памятниками засвидетельствованы индоевропейские языки анатолийской группы в Малой Азии, индоевропейские греческие диалекты на юге Балканского полуострова. В более северных районах можно наметить расселение племён иранской, славянской, иллирийской, германской и кельтской групп индоевропейской семьи языков. Намечается также, хотя и менее определённо, возможность определить расселение балтийской и фракийской групп языков (последней — на Нижнем Дунае и на Балканах).

В племенах Пиренейского полуострова этого времени можно видеть иберские племена, не принадлежавшие по своему языку к индоевропейцам. На неиндоевропейских языках, связанных с современными языками Кавказа, говорили, надо полагать, племена, создавшие замечательные культуры бронзового века Северного Кавказа и Закавказья.

Возможно также, что культуры лесных районов Северо-Восточной Европы и Северо-Западной Сибири, где население ещё в значительной мере сохраняло неолитическую технику, принадлежали в большинстве случаев племенам, говорившим на языках позднейшей финно-угорской языковой семьи.

Северная часть Восточной Азии была занята племенами, по всей вероятности, говорившими на языках,из которых впоследствии образовались тюркская, монгольская и тунгусо-маньчжурская языковые семьи, а также различные так называемые палеоазиатские языки. Их культура во II тысячелетии до н. э. мало чем отличалась от того состояния, которое было охарактеризовано выше в главе о позднем неолите.

* * *

Племена, знавшие культуру бронзы, в подавляющем большинстве ещё не вышли из первобытно-общинного строя. Однако у многих из них в бронзовом веке складывается патриархально-родовой строй и начинается разложение первобытнообщинных отношений.

Эти тенденции особенно усилились с освоением пашенного земледелия, а в степных пространствах—и кочевого скотоводства. Это произошло в конце бронзового века в большинстве стран Европы и Азии, лежавших вне областей развития древневосточных цивилизаций. Новые формы производства особенно способствовали переходу от коллективного труда к труду отдельными семьями. Место родовой общины начала занимать сельская, или соседская, община. Это происходит сначала у земледельческих племён. Сельская община сочетает в себе две особенности: с одной стороны, частную собственность на все средства производства, кроме земли, индивидуальное производство и присвоение, а с другой стороны,—коллективное владение пашнями, пастбищами и лесами, причём пахотные земли регулярно переделяются для посемейного, частного пользования. В соседских общинах особенно быстро шёл процесс имущественной дифференциации. Старейшины, военачальники, жрецы в силу самого своего положения получили теперь возможность обогащения, завладевая значительной долей общинного имущества. Они используют религиозные верования как дополнительное и очень сильное средство воздействия на своих сородичей. В этих верованиях происходят существенные изменения. Распространённый ранее, особенно у земледельческих племён, культ богини плодородия, богини-матери, отходит на второй план. Первое место занимает культ мужских предков, почитание обожествлённых героев, удачливых военных предводителей. Вместе с тем развиваются культы, связанные с почитанием небесных светил и особенно солнца. На всём огромном протяжении Европы и Северной Азии обнаружены места поклонения солнцу. В религиозных представлениях отражаются те перемены, которые совершались в первобытном обществе в бронзовом веке.

Во II тысячелетии до н. э. человечество добилось новых успехов в развитии производительных сил. Как материал для производства орудий труда широкое распространение приобретает бронза. Развиваются земледелие, скотоводство, ремесло, совершенствуются средства транспорта; во всех областях производственной деятельности вводятся улучшения и усовершенствования, накапливается опыт, развивается специализация в производственной деятельности.

История человечества в этот период — это история дальнейшего развития рабовладельческого общества в Египте, в странах Передней Азии и в Индии, история роста рабовладельческих отношений на всё большей территории, история возникновения новых рабовладельческих государств в бассейне Эгейского моря, в Малой Азии и в Китае. В этот период ход исторического процесса убыстрился, но всё же он оставался ещё очень медленным; деспотическая власть рабовладельцев не только сковывала творческую активность рабов, но и не давала возможности проявиться энергии и инициативе масс свободного люда, общинников.

Письменные источники этого времени становятся обильнее и богаче по своему содержанию. От этой поры до нас дошли первые значительные исторические памятники, свидетельствующие о борьбе угнетённых против угнетателей, первые сведения о грандиозных восстаниях низов, о гражданских войнах, которые потрясали рабовладельческие государства.

Наиболее характерным для экономической истории рассматриваемого нами периода является значительное развитие рабовладельческих отношений в древних центрах цивилизации. За счёт уменьшения роли крупных хозяйств (царей, храмов и вельмож), основанных на примитивных формах эксплуатации, растёт рабовладение частных лиц и работорговля. Всё чаще обращаются в рабство за долги обедневшие общинники. Прежняя родовая знать, располагавшая рабами, должна была потесниться и дать место новым слоям рабовладельцев. Растёт товарность рабовладельческих хозяйств, развивается обмен, усиливается значение денег в жизни общества. Появляются сборники законов, закрепляющих порядки эксплуататорского строя.

В политической истории человечества это время, наполненное войнами, которые теперь систематически ведут господствующие классы ряда стран ради захвата рабов и грабежа чужого добра, характеризуется и тем, что оно даёт нам первые документы дипломатических отношений между рабовладельческими государствами. Появляются союзы одних государств против других, усиливается борьба более мощных государств за подчинение более слабых государств, племён и народов.

События внутренней жизни рабовладельческих государств всё более переплетаются с судьбами других стран, окружающих эти государства. Впервые вместо межплеменных отношений появляются международные отношения, начинается их история. Однако рабовладельческие государства всё ещё существуют среди моря племён, живущих первобытно-общинным строем. Между рабовладельческими государствами и их соседями расширяются торговые отношения, первобытные племена усваивают некоторый производственный опыт и культурные достижения более развитых стран. Но для рабовладельцев окружающие племена оставались лишь резервуаром, откуда они черпали основную массу рабов, являлись лишь объектом грабежа.

В истории культуры человечества это время отмечено тем, что от него впервые дошли до нас значительные памятники литературы, как художественной, так и политической. Последняя, дошедшая до нас, например, из Египта, говорит об обострении классовой борьбы, разрыве прежних общинных связей; она проникнута страхом и ненавистью рабовладельцев по отношению к угнетённым массам; она учит «сгибать толпу» и не доверять даже друзьям, ибо среди рабовладельцев идёт вечная неутихающая борьба одних хищников против других. Художественная литература сохранила нам древнейшие народные сказки, эпические сказания, песни. Научные знания в эту .пору систематизируются, и мы узнаём о достижениях древней математики, астрономии, медицины. Однако эти научные знания в значительной мере заглушаются плевелами религиозной фантастики. Религиозные верования освящают власть эксплуататоров. В них отражается социальная придавленность масс и — что особенно характерно для последующих религий классовых обществ—надежда на сверхъестественное избавление от непосильных тягот жизни.

В истории культуры человечества это время отмечено также тем, что именно тогда было положено начало созданию алфавита, затем распространившегося у всех европейских и многих азиатских народов, и зародилась письменность китайского народа.

назад содержание далее



Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2015
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'