история







разделы



назад содержание далее

Сирия.

Страна и население.

Большую часть Сирии занимает полупустынная степь, окаймлённая на западе, севере и северо-востоке узкими полосами плодородной земли, на которых и была возможна оседлая жизнь древних земледельческих племён. На западе расположена плодородная долина реки Оронта (ныне — Аси), текущей с юга на север между горными хребтами Ливана и Антиливана, затем поворачивающей на запад и впадающей в Средиземное море севернее Финикии. К Сирии относится также оазис Дамаска, лежащий на границе степи за южным Антиливаном. На севере Сирия граничит с горными хребтами Амана и Тавра, отделяющими её от Малой Азии. От Месопотамии Сирия отделена излучиной Евфрата. В глубине Сирийской степи имеется оазис Тадмор, или Пальмира; однако в долг. В других случаях закабалялась и вся семья должника. Земля — иногда целые поселения — в это время уже продавалась и дарилась, что свидетельствует о начавшемся распаде первобытно-общинных отношений.

Положение в Сирии в середине II д. э.

В середине II тысячелетия до н. э. на смену непрочному митаннийскому владычеству над Сирией пришло более тяжёлое, египетское, которое было результатом ряда походов фараонов XVIII династии; затем последовали завоевания хеттских царей и, наконец, борьба Египта с Хеттской державой за господство в Сирии. В азиатских владениях Египта имелись уже сформировавшиеся рабовладельческие общества. Но многие из числа проникших сюда племён, а также тех, которые и в это время продолжают вторгаться в земледельческие области Сирии, невидимому, жили ещё в условиях первобытно-общинного строя. Источники, как уже указывалось, обычно называют подобных пришельцев именем хапиру.

Экономика Сирии отличалась в это время многообразием. Население занималось пашенным земледелием, садоводством и виноделием, а в степных районах — скотоводством. В северной части страны большое значение имела также торговля.

Весьма многообразным было население Сирии и в языковом отношении. Наряду с преобладавшим семитическим, аморейским языком существовал и хурритский язык, на котором в некоторых городах говорила во всяком случае часть населения, как, например, в Тунипе — городе в средней части Сирии. В Северную Сирию, возможно, уже тогда стали проникать со стороны северо-запада представители одной из народностей, близкой к хеттам-несийцам (может быть, лувийцы).

Рабовладельческое государство Египта поставило перед собой задачу организации систематического ограбления городов и племён завоёванных им стран. Царьки сирийских городов-государств были поставлены в полную зависимость от Египта. Для того, чтобы держать в повиновении эти области, в их столицы были введены небольшие египетские гарнизоны, вполне достаточные до тех пор, пока египетским владениям в Азии не угрожал какой-нибудь сильный внешний враг. Египетские войска во время своих походов забирали в качестве заложников детей знати .и в первую очередь сыновей местных царьков, которые отвозились в Фивы, к царскому двору, где они получали воспитание, имевшее целью обеспечить их покорность фараонам, когда они, после смерти своих отцов, возвратятся на родину в качестве правителей городов Сирии. Свою покорность они подчёркивали в письмах царю Египта, сохранившихся в амарнском архиве, заявляя, что их посадил на престол не бог и не их отец, а сильная рука фараона. В этих же письмах, датируемых временем значительного ослабления мощи Египетской державы при Аменхетепе IV (Эхнатоне), царьки Сирии продолжали в своём обращении к фараону указывать в самых подобострастных выражениях на свою зависимость от него: «... к ногам моего владыки семь и семь раз я падаю ниц, как на мой живот, так и на мою спину»,— говорилось в одном из писем. В своих обращениях к царю Египта они называют себя лишь титулом хазану — «староста, начальник (города)».

Над ними стояли египетские «царские рабису», между которыми были поделены области Сирии. Они объединяли в своём лице функции и военачальника и администратора, располагая военной силой и некоторым количеством писцов. С помощью писцов они следили за своевременным поступлением дани, т. е. за ограблением завоёванных областей, которое проводилось с большой жестокостью. Эксплуатируемое население Сирии было готово приветствовать любого врага фараона, надеясь найти облегчение своей участи хотя бы в смене угнетателей.

Враги, которые могли угрожать Египетской державе, появились в Передней Азии в конце XV в. до н. э. Это была Хеттская держава. С другой стороны, это была и новая волна скотоводческих семитоязычных племён, которые своим вторжением в Сирию активизировали движение тех племён, которые жили здесь ещё со времени гиксосского владычества. Вновь появившиеся племена продолжали называться хапиру. Опираясь на уже жившие на территории Сирии племена, новые пришельцы пытались осесть на плодородных землях и захватить расположенные там города. В ряде случаев им это удавалось, поскольку их иной раз поддерживали народные массы завоёванных городов, а также и хеттский царь.

Одним из преуспевающих племенных вождей был в то время некий Абдаширта, который в конце концов объединил под своей властью область Амурру к западу от верхнего течения Оронта. Сделавшись правителем этой области, он попытался пробиться к морю. Но тут он пришёл в столкновение с некоторыми городами финикийского побережья, в борьбе с которыми и погиб. Его сын Азиру продолжал его политику. Искусно используя соперничество между Египтом и Хеттской державой, он упрочил свою власть в Амурру и подчинил себе центральную часть финикийского побережья. Став здесь твёрдой ногой, он захватил торговые пути, которые вели из Финикии в Митанни, куда он и братья его, на словах будучи верными фараону, продавали египетских военнопленных. Политика Азиру, создавшего себе из владений фараона в Сирии обширное царство, привела к тому, что египетский царь вызвал его к себе. Азиру вынужден был прибыть в Египет, но здесь он сумел оправдаться и избегнуть «смерти от топора». Вернувшись в своё царство, он, однако, продолжал свою антиегипетскую политику и завершил её официальным союзом с хеттским царём Суппилулиумой. По свидетельству документов из богазкёйского архива, не только Азиру, но и его преемники продолжали оставаться союзниками хеттских царей.

Что касается государств севера Сирии, расположенных к западу от излучины Евфрата, как, например, Каркемиш и Халпа (Алеппо), то они уже при первом наступлении хеттов на юг оказались потерянными для Египта. В Каркемише и в Халпе были поставлены правителями хеттские царевичи, и, вероятно, уже Суппилулиума ради закрепления здесь хеттского владычества привёл сюда поселенцев из числа близких хеттам племён. Северная Сирия оставалась во владении Хеттского государства и после мира с Рамсесом II (1295 г. до н. э.), по которому господство Египта сохранялось лишь в Южной Сирии и Палестине.

После разгрома «народами моря» Хеттской державы, в том числе союзных ей сирийских областей—причём были разрушены Алалах, Амурру и другие области— в Сирии вновь создаются многочисленные мелкие независимые государства; некоторые из них сохраняли хеттские традиции. Так, Каркемиш сохранял название страны Хатти, т. е. хеттов; на Оронте образовалось государство Хаттина. Во многих государствах цари иной раз носили традиционные хеттские имена; официальной письменностью было хеттское иероглифическое письмо.

назад содержание далее

Недорого купить диплом колледжа с доставкой.








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'