история







разделы



назад содержание далее

Зарождение коммунистического движения в Индии и возникновение политических организаций рабочих и крестьян

Революционные группы в эмиграции

Революционные Контакты между центрами индийской группы в эмиграции революционной эмиграции и советской властью, которые стали устанавливаться еще в 1918 г., способствовали проникновению в среду национал-революционеров марксистской идеологии. Огромное впечатление на индийцев, побывавших в 1918—1922 гг. в Советской России, произвели встречи с В. И. Лениным и другими советскими руководителями, все виденное ими в Москве, Петрограде, Ташкенте, Баку и других городах страны. Индийские мелкобуржуазные революционеры, хотя имевшие весьма нечеткие представления о ха-фактере Октябрьской революции, программе и тактике большевиков, увидели в Стране Советов своего союзника в борьбе с английским колониализмом. Связь индийской эмиграции с Москвой осуществлялась через Кабульский, а затем Берлинский центры. Члены делегации Индийской революционной ассоциации и «Временного правительства Индии» в Кабуле Баракатулла, М. П. Б. Т. Ачарья и Абдур Раб, побывавшие весной 1919 г. в Москве и принятые В. И. Лениным, в течение нескольких месяцев оставались в Советской стране. Баракатулла написал на языке фарси и издал брошюру «Большевизм и мусульманские народы» (Ташкент, 1919 г.), вскоре переведенную и на другие восточные языки. Брошюра сыграла значительную роль в распространении в советской Средней Азии, странах Ближнего и Среднего Востока и в Индии правды о советской национальной политике.

Ачарья и Абдур Раб, возвратившиеся в Кабул в конце 1919 г., сыграли значительную роль в переходе на территорию Советского Туркестана нескольких групп индийцев, находившихся в это время в Афганистане. По призыву Всеиндийско-го халифатского комитета в начале 1920 г. большие группы участников халифатского движения, в основном националистически настроенная мусульманская молодежь, стали переходить пндо-афганскую границу, чтобы затем пробраться в Турцию и принять участие в вооруженной борьбе против империалистических держав, за сохранение прерогатив султана-халифа. На митингах и собраниях халифатистов зачитывалось послание афганского эмира, поддержавшего движение мухаджиров (борцов за веру). Общее число мухаджиров, прибывших из Индии в Афганистан, составило, по различным оценкам, 30— 50 тыс. человек, что создало значительные трудности для афганского правительства. К концу того же года основная часть мухаджиров была вынуждена возвратиться в Индию и лишь очень немногим удалось различными путями проникнуть на Ближний Восток.

В результате агитационной работы, которую вели среди наиболее политически сознательных мухаджиров члены кабульской подпольной революционной ассоциации, в первую очередь Ачарья и Абдур Раб, в течение 1920 г. советско-афганскую границу перешли три группы мухаджиров общей численностью около 200 человек. Примерно половина из них вскоре возвратилась в Индию, часть была отправлена через Закавказье в Турцию, а около 30 человек задержались в Ташкенте, что дало возможность Ачарье и Абдур Рабу создать Ташкентское отделение Индийской революционной ассоциации. Ачарья как представитель Ассоциации принимал участие летом 1920 г. в работе Второго конгресса Коминтерна.

К этому времени другая группа индийцев, значительную часть которой составили солдаты, дезертировавшие из английских частей в Хорасане (Персия), обосновалась в Баку, где издавалась на языке урду газета «Азад Хиндустан Ахбар» ("Известия свободной Индии"). В работе съезда угнетенных народов Востока, проходившего в Баку в сентябре 1920 г., приняли участие и делегаты-индийцы.

Среди индийских революционеров стали распространяться марксистские взгляды. Большую роль в этом сыграл Мана-бендра Натх Рой.

М. Н. Рой, принимавший участие в деятельности подпольных революционных организаций в Индии, а затем находившийся в эмиграции в Японии, США и Мексике, стал одним из основателей Компартии Мексики. По мандату этой партии он в 1920 г. через Берлин прибыл в Москву как делегат Второго конгресса Коминтерна. На конгрессе Рой был избран в Исполком Коминтерна, где в 1920—1927 гг. работал в качестве одного из руководителей Восточной комиссии.

После окончания работы конгресса Рой прибыл в Ташкент. Здесь он принял деятельное участие в создании первой эмигрантской группы индийских коммунистов, которая была 17 октября 1920 г. основана под названием Коммунистическая партия Индии. Первоначально з нее вошло всего лишь 10 человек, однако в течение 1921 г. организация увеличилась за счет му-хаджшров. Весной 1921 г. они образовали индийскую группу в основанном в том же году при Коминтерне Коммунистическом университете трудящихся Востока.

Первым секретарем группы был избран Мухаммед Шафик, который выпустил еще в мае 1920 г в Ташкенте единственный номер газеты «Заминдар» («Землевладелец», в значении «хозяин земли», т. е. крестьянин) — орган Индийской революционной ассоциации.

После учебы в Ташкенте и Москве часть бывших мухаджиров, например М. Шафшк, Фиразуддин Мансур, Абдул Мад-жщд, Рафик Ахмад, Шаукат Усмани и др., вернулись в Индию и приняли участие в деятельности созданных там коммунистических групп; другие остались в эмиграции, работая в органах Коминтерна и других международных революционных организациях.

Наряду с Роем видную роль в организации коммунистических групп в эмиграции сыграл Абани Мукерджи, прибывший на Второй .конгресс Коминтерна как представитель Индийского революционного комитета в Берлине.

М. Н. Рой и А. Мукерджи в 20-е годы опубликовали книги, брошюры и статьи по вопросам индийского национально-освободительного движения, экономического и политического положения в стране, которые нелегальным путем доставлялись в Индию и сыграли большую роль в восприятии мелкобуржуазными националистами марксизма и подготовке к созданию Индийской коммунистической партии. Ими был подписан опубликованный в английской печати летом 1920 г. первый «Манифест к индийским революционерам», в котором ставились задачи перехода национал-революционеров на позиции пролетарского интернационализма и подготовки в Индии социальной революции.

Роль М. Н. Роя на начальном этапе коммунистического движения в Индии была противоречивой. Сектантские позиции Роя в оценке революции в странах Востока, проявившиеся, в частности, в его разногласиях с В. И. Лениным по национально-колониальному вопросу еще на Втором конгрессе Коминтерна, его отрицание роли национальной буржуазии в освободительном движении и т. д. — все это мешало правильно политически ориентироваться возникшим в 20-е годы в Индии коммунистическим группам, а также затрудняло образование общего фронта левых сил в индийском национальном движении. Политические ошибки Роя в конечном счете привели его к отходу от коммунистического движения и исключению в 1929 г. из Исполкома Коминтерна.

В то же время деятельность Роя по пропаганде марксизма в Индии и созданию организации индийских коммунистов имела большое положительное значение. Рой и Мукерджи, будучи выходцами из среды национал-революционеров, рассматривали индийские подпольные революционные организации и их эмигрантские центры, а также левое крыло внутри Национального конгресса как резерв коммунистического движения в Индии. Поэтому они ставили своей задачей ускорить процесс высвобождения индийской мелкобуржуазной молодежи из-под влияния буржуазной идеологии. Этим целям были подчинены попытки Роя, Мукерджи и руководимой ими группы коммунистов-эмигрантов установить контакты с различными политическими течениями и организациями в Индии: от лидеров свараджистов до руководства активизировавшихся после 1922 г. в Индии подпольных революционных организаций.

М. Н. Рой и А. Мукерджи составили развернутый «Манифест» к очередному съезду Индийского национального конгресса, проходившему в Ахмадабаде в декабре 1921 г., в котором перед Конгрессом ставилась задача организации масс рабочих и крестьян и подчеркивалось, что только при условии включения в программу Конгресса их требований он «сможет осуществить .руководство народными массами». Текст «Манифеста» был размножен и нелегально привезен в Индию коммунистом Н. Гуптой.

Наличие в революционном крыле индийского национального движения различных организаций и групп, преобладание мелкобуржуазной идеологии, сектантские тенденции во взглядах Роя и ряда других индийских коммунистов — вое это затрудняло объединение левых сил на общей политической платформе. Этими причинами объясняется неудача создания в эмиграции объединения всех революционных сил, которое было предпринято по инициативе Вирендранатха Чаттопадхьяя, руководителя Индийского революционного комитета в Берлине на специальном совещании в Москве в 1921 г. После провала московских переговоров между представителями различных групп революционной эмиграции В. Чаттопадхьяя, вернувшись в Берлин, развернул подготовку к созыву конгресса международной Антиимпериалистической лиги, став одним из ее организаторов и руководителей.

Возникновение коммунистических групп в Индии и основание Компартии Индии

После Бардолийской резолюции, прозвучавшей сигналом к отступлению революционных сил, в среде национал-ревлюционеров и левых конгрессистов, до этого Компартии Индии активно участвовавших в кампании несотрудничества, наступило разочарование в политическом руководстве М. К. Ганди. Снова активизировалась деятельность подпольщиков, в основном объединившихся вокруг Хиндустан-ской республиканской ассоциации. В то же время все большее число лиц и из революционно настроенной молодежи обращалось к марксизму.

Период 1917—1921 гг. является своего рода подготовительным этапом коммунистического движения в Индии: в результате распространения в стране сведений об Октябрьской революции и о первых шагах молодого Советского государства, деятельности Коминтерна и группы индийских коммунистов в эмиграции, во главе с М. Н. Роем и А. Мукерджи создались условия для появления первых марксистских кружков.

Среди опубликованных в эти годы в Индии работ, содержавших изложение (в различной форме и степени) идей научного коммунизма, выделялась книжка Шрипат Амрит Данге, бомбейского студента, названная «Ганди против Ленина» (1921 г.). В ней Данге, еще недавно активный участник движения несотрудничества, провел сравнение методов политической борьбы Ленина и Ганди, подвергнув критике программу и тактику гандизма. В мае 1922 г. Ш. А. Данге стал издавать еженедельную газету на английском языке «Сошиалист» — первенец марксистской периодики в Индии. В ней пропагандировались работы Маркса и Ленина, содержалась информация об Октябрьской революции, ставились вопросы национально-освободительного движения в Индии. Распространение газеты способствовало объединению вокруг Данге группы бомбейской революционно настроенной молодежи. В сентябре 1922 г. в «Со-шиалисте» было помещено объявление о создании «Индийской социалистической рабочей партии Индийского национального конгресса». Название марксистской группы, в которую вошли Ш. А. Данге, С. В. Гхате, К. Н. Джоглекар, Р. С. Нимб-кар и др., показывает, что в тот период образование марксистского крыла в национальном движении рассматривалось Данге и его соратниками как создание левой фракции внутри Конгресса. Бомбейская группа с 1923 г. стала издавать ежемесячный журнал «Сошиалист».

Марксистские группы возникли и в других крупных промышленных центрах. В 1922 г. после возвращения из Москвы Шаукат Усмани создал группу коммунистов в Бенаресе. Одновременно начала работать коммунистическая ячейка в Лахоре, руководитель которой Гулям Хуссейн поддерживал тесные связи с направленным из Ташкента в Кабул Мухаммадом Али (Сепасси). Органом лахорской группы была издававшаяся Г. Хуссейном газета на языке урду «Инкиляб» («Революция»). На позиции научного коммунизма в это же время перешла калькуттская группа под руководством Музаффара Ахмада, который с 1923 г. стал издавать на бенгальском языке газету «Ганавани» («Голос народа»). В Мадрасе возникла марксистская группа под руководством Сингаравеллу Четтиара, издававшего с 1923 г. «Кисан-Лейбор газетт» («Рабоче-крестьянскую газету»).

Первые органы марксистской печати выполнили свою роль коллективного пропагандиста и коллективного организатора. Подобное же значение имело и подпольное распространение в Индии журналов «Вэнгард оф Индиэн Индепенденс» («Авангард индийской независимости», 1922—1924 тг.) и «Мэсоиэ оф Индиа» («Народ Индии», 1925—1927 тт).

В течение 1923—1925 гг. произошло как расширение состава действовавших марксистских групп, так и создание новых кружков, в том числе в промышленных центрах Канпуре и Карачи. Установились контакты между отдельными марксистскими центрами, а также переписка с эмигрантским центрам индийских коммунистов. Основная задача, которая встала перед марксистскими группами в Индии, заключалась в объединении их усилий и создании общеиндийской организации.

В условиях жестокого колониального режима легальная деятельность индийских коммунистов была крайне затруднена. В 1922—1923 гг. власти организовали так называемые Пеша-варские процессы над возвратившимися в Индию мухаджира-ми, принимавшими участие в работе эмигрантских революционных центров. В 1924 г. в Канпуре прошел первый процесс коммунистов, на котором к тюремному заключению были приговорены руководители марксистских групп Ш. Данге, Музаф-фар Ахмад, Ш. Усмани и др. Индийским коммунистам предъявлялось обвинение в действиях как «большевистским агентам». Несмотря на репрессии, английской секретной службе не удалось подавить коммунистическое движение в стране: в 1924—1925 гг. марксистские группы, напротив, усилили свою активность.

В сентябре 1924 г. канпурский журналист Сатья Бхакта объявил о создании легальной «Индийской коммунистической партии». Поскольку партия, как это подчеркивалось в заявле-шии ее руководителей, ие была связана с Коминтерном и другими зарубежными революционными центрами, власти терпимо отнеслись к факту ее создания. Хотя основанная Сатья Бхактой партия и не стала притягательным центром для индийских коммунистов, он продолжал подготовку к объединению отдельных групп индийских марксистов. Был создан Оргкомитет по подготовке объединительной конференции во главе с левым конгрессистом Хозратом Мохани. В результате в Канпуре с 28 по 30 декабря 1925 г. была проведена под председательством мадрасского коммуниста М. Сингаравеллу Четтиара первая конференция индийских коммунистов, на которой было принято решение об образовании Коммунистической партии Индии с центрам в Бомбее. В избранный Центральный Исполком, секретарями которого стали Дж. Бегерхотта и С. В. Гхате, вошли представители всех основных коммунистических групп в Индии.

Внутри компартии развернулась борьба по вопросу ее отношений с Коминтерном. Сатья Бхакта выступал за то, чтобы Компартия Индии сохранила свой «национальный характер» и не устанавливала каких-либо связей с Коминтерном. На второй конференции компартии, происходившей в Калькутте в 1926 г., эта точка зрения не была поддержана большинством делегатов, и Сатья Бхакта, выйдя из партии, основал «Национальную компартию Индии» — по существу организацию революционных демократов.

Хотя Компартия Индии, в целях сохранения возможностей легальной работы, и не стала в этот период секцией Коминтерна, ее связи с международным революционным движением укреплялись. Этому способствовали контакты с Коммунистической партией Великобритании, которой по решению Исполкома Коминтерна было поручено вести работу с индийскими коммунистами. В 1925—1928 гг. Индию посетили делегации английских коммунистов. Компартия Индии нацеливалась на создание массовой революционной организации и создание антиимпериалистического блока.

Находившаяся в эмиграции группа индийских коммунистов во главе с М. Н. Роем стала с 1924 г. функционировать как Заграничное бюро КПИ, что было отражено в Уставе партии, принятом на третьей конференции в 1927 г. в Бомбее.

Образование Компартии Индии означало новый этап в коммунистическом движении в стране, совпавший с оживлением экономической борьбы рабочего класса и развертыванием деятельности профсоюзов.

Рабочее движение в 1923-1927 гг. Рабоче-крестьянские партии

Спад массовой антиимпериалистической борьбы, наступивший в 1922 г., сказался на рабочемдвижении. В последующие годы сократилось как количество стачек, так и численность участвовавших в них рабочих. В то же время сами забастовки стали лучше организованными, более длительными и упорными. Особенно остро забастовочная борьба развернулась в 1924 и 1925 гг., когда было соответственно потеряно 8,7 и 12,5 млн. рабочих дней (против 3,9 млн. в 1922 г., 1 млн. в 1926 г. и 2 млн. в 1927 г.). Стачки, как правило, носили оборонительный характер. Они были направлены против сокращения заработной платы, удлинения рабочего дня и т. д. Наиболее крупными выступлениями рабочего класса в 1924 я 1925 гг. были всеобщие стачки бомбейских текстильщиков, а в 1926 и 1927 гг. забастовки железнодорожников. В эти годы бомбейский пролетариат стал авангардом рабочего движения Индии.

В условиях наступления предпринимателей и поддерживавшей их колониальной администрации, принявшей в 1926 г. специальный Закон о профсоюзах, устанавливавший правительственный контроль над деятельностью рабочих организаций, значительная часть стачек закончилась поражением рабочих. Это во многом объяснялось национал-реформистским руководством профсоюзами.

За годы, прошедшие после спада революционного подъема 1918—1922 гг., наблюдался рост профсоюзов, укрепление их организации. Правда, расширение профсоюзного движения происходило главным образом за счет служащих и промышленных рабочих Бомбея. В 1926 г. в Индии насчитывалось около 200 профсоюзов, объединявших около 300 тыс. человек. Из них 57 союзов с общим числом членов 125 тыс. входило во Всеиндийский конгресс профсоюзов (ВИКП).

Возникновение коммунистического движения в Индии придало новые черты профсоюзному движению: члены первых коммунистических групп стали активно участвовать в организации забастовок, руководстве местными союзами рабочих и служащих. Этому способствовало то, что многие руководители коммунистических ячеек (например, М. Ахмад, Г. Хуссейн, лидеры бомбейской группы и др.) были связаны с деятельностью профсоюзов. После образования в 1925 г. Компартии Индии активность коммунистов в профсоюзах стала заметно расти.

Под влиянием коммунистов и других радикальных элементов на съездах ВИКП были приняты решения политического характера: в 1924 г. — против использования полиции для подавления выступлений трудящихся; в 1925 г. — за предоставление избирательных прав рабочим; в 1926 г.— против «неприкасаемости» и расовой дискриминации.

В эти годы началась борьба между национал-реформистами, с одной стороны, коммунистами и революционными демократами — с другой, за руководство организованным рабочим движением. Английские лейбористы, направившие в 1925—1927гг. несколько делегаций в Индию, также сделали попытку подчинить своему влиянию индийские профсоюзы.

Борьба между различными политическими силами развернулась на Восьмом съезде ВИКП, проходившем в 1927 г. в Канпуре. На съезде было отвергнуто предложение делегации Британского Генсовета тред-юнионов о вхождении ВИКП в Амстердамский интернационал желтых профсоюзов. Вместе с тем съезд не принял и предложения левого крыла о присоединении к Профинтерну и вхождении в Антиимпериалистическую лигу. Хотя большинство в руководстве Исполкома ВИКП по-прежнему составляли национал^еформисты, определенные позиции в нем заняли и представители коммунистов: вице-председателем Конгресса был избран Тхэнгди, председатель Бомбейской рабоче-крестьянской партии, а 'Помощником генерального секретаря — Дайте.

Укреплению позиций коммунистов в рабочем движении способствовала деятельность созданных ими рабоче-крестьянских партий.

Первая неудачная попытка создать массовую легальную организацию трудящихся — рабоче-крестьянскую партию — под руководством коммунистов была предпринята еще в 1923 г. Сингаравеллу Четтиаром (Мадрас). В 1926—1928 гг. были созданы рабоче-крестьянские партии сначала в Бенгалии, затем в Бомбейской провинции, Пенджабе и Соединенных провинциях. В руководство этих организаций наряду с коммунистами входили революционные демократы.

Рабоче-крестьянские партии в эти годы были важнейшими каналами влияния коммунистов на рабочий класс, крестьянство и средние городские слои. Под их руководством действовали ряд рабочих профсоюзов и возникшие кое-где в начале 30-х годов кисан сабха (крестьянские союзы).

Партии выступали в защиту интересов рабочего класса и крестьянства, в том числе за отмену системы заминдарского помещичьего землевладения, за полную независимость. Опубликование программных документов рабоче-крестьянских партий, их обращение к Национальному конгрессу способствовали формированию внутри него левого крыла. Значительную роль в пропаганде деятельности партий сыграли их органы печати: «Ганавани» («Голос народа») в Бенгалии, «Кранти» («Революция») в Бомбее, «Кирти» («Рабочий»), «Мехнат-каш» («Трудящийся»), «Маздур кисан» («Рабочий и крестьянин») в Пенджабе.

Деятельность коммунистов и рабоче-крестьянских лартий способствовала созданию предпосылок наступления нового подъема освободительного движения.

Обострение внутриполитической ситуации наступило в конце 1927 г., когда английское правительство объявило о назначении комиссии под председательством Саймона по подготовке проекта нового закона об управлении Индией Всеобщее негодование вызвало то, что в комиссию не были включены представители индийской общественности. Мадрасский съезд Конгресса принял решение о бойкоте Комиссии Саймона. По всей стране ширилась кампания протеста против английской колониальной политики.

назад содержание далее

по приемлемой стоимости купить винтовой компрессор спб









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'