история







разделы



назад содержание далее

Заботы о развитии промышленности и торговли

Приобретя сам много знаний, государь решил научить им и своих подданных, обращая особенное внимание на те из них, которые более всего годились для нашей страны. Многими природными богатствами наделил господь Россию. Чего только у нас нет! И, однако, до Петра все эти богатства лежали почти нетронутыми. Он настойчиво повторял, что «Божие благословение втуне под землею не должно оставаться». Но для выполнения его горячего желания нужна была помощь опытных и знающих людей, а такими были только иностранцы, и вот он приглашает в Россию из-за границы людей, знающих хорошо разного рода мастерства, а особенно рудное дело. Им было дано большое жалованье и обещаны всякие милости. Но Петр требовал от них деятельной и честной службы; он требовал, чтобы они обучали своих русских учеников решительно всему тому, что сами знали, дабы русская промышленность не осталась всегда в руках иноземцев. Петр сам наблюдал за работой иностранных мастеров и всеми мерами добивался того, чтобы их русские ученики сравнялись с ними в искусстве и знаниях.

Самым любимым детищем Петра Великого были заводы железоделательные и горные. Еще в начале шведской войны он устроил железоплавильный завод на берегу Онежского озера — там, где теперь стоит город Петрозаводск: завод этот поставлял якоря и пушки для нового Балтийского флота. Затем государь расширил деятельность Тульского оружейного завода и основал еще новый оружейный завод в 30 верстах от Петербурга, при впадении реки Сестры в Финский залив.

Но главной заслугой Петра в деле открытия наших природных богатств является его деятельность на Урале, на котором до него почти ничего, кроме соли, не добывали. При нем же стали там добывать серебро, железо и медь. Во главе Пермских и Уральских заводов был царем поставлен знающий и честный немец Геннинг, который был уже известен царю своими работами на Олонецких заводах. Вначале дело шло туго: искусных людей в горном деле почти не было. Но в конце царствования Петра Геннинг с удовольствием отписывал ему, что Уральские заводы выплавили 1500 пудов чистой меди и что медной руды добыто уже на целый год. В конце письма Геннинг особенно хвалил железную руду на Урале: «А где такая богатая руда есть, что на Алапаевских заводах? Половина железа из нее выходит, а на Олонце пятая доля выходит, — то великая разница!» К девяти Пермским заводам было приписано в качестве постоянных заводских рабочих 25 000 крестьян, а управление заводами было сосредоточено во вновь основанном городе Екатеринбурге, названном так в честь супруги государя. Но как ни хорош был Геннинг, Петр и тут остался верен своему постоянному стремлению: где можно, поручать дело русским людям. Еще в 1702 году он отдал Верхотурские заводы простому русскому оружейнику Никите Демидову, человеку смышленому и деятельному, который прекрасно повел дело на благо Родины и себе в пользу. Потомки его, получившие дворянство, были в течение многих лет самыми богатыми людьми в России.

Горными и железными заводами не ограничивалась деятельность императора в области русской промышленности. Он поощрял устройство шелковых, суконных и полотняных фабрик. Некоторые из этих фабрик еще при жизни его достигли большого развития: так, на шелковой фабрике Евреинова работало более 1500 человек. Среди хозяев фабрик при Петре мы видим много русских людей: купцов Сериковых, Микляевых и других. Чтобы развить и поощрить фабрично-заводскую промышленность, Петр давал тем фабрикантам, которые вели хорошо свое дело, большие награды, покровительствовал образованию промышленных и торговых кампаний, или товариществ, и советовал своим приближенным принимать участие в них, указывая, что в промышленной деятельности ничего зазорного нет даже для самых знатных особ. Граф Толстой и адмирал Апраксин входили в состав предприятия, вырабатывавшего шелковую материю, а светлейший князь Меньшиков участвовал в компании поморов, ловивших треску на Белом море.

Заботы великого труженика — государя простирались на такие стороны промышленности, о которых другой занятый важными государственными делами и не подумал бы. Заметил он, что в Англии приготовляют кожу для обуви лучше, чем в России: немедленно приказывает и у нас ввести этот улучшенный способ обработки. Увидал царь, что в Голландии хорошо солят треску: тотчас обучает этому солению и наших поморов.

Много заботясь о развитии промышленности, Петр Великий не забывал и главного средства к жизни русского народа — земледелие. После завоевания Лифляндии и Эстляндии он увидел, что у тамошних жителей есть обычай вместо серпов снимать хлеб особо приспособленными косами, что во многих случаях удобнее и скорее. Государь не замедлил отослать в хлебородные наши губернии несколько человек лифляндских крестьян для обучения этому населения. Не забывал Петр и скотоводства. Всякий знает теперь о прекрасной холмогорской породе рогатого скота, но далеко не все слышали, что разведением этой породы мы обязаны Петру. Царь нашел сходство между поемными лугами по нижнему течению Северной Двины и лугами Голландии, на которых выращивался лучший по своим качествам в Европе рогатый скот. И вот он приказал вывезти из Голландии несколько штук тамошнего скота, которые и послужили для разведения наших русских пород: холмогорской и ярославской.

Много забот государь уделял и лесному хозяйству. Хороший строевой лес был нужен ему, прежде всего, для постройки судов. Поэтому он заботился о разведении дубовых рощ, особенно на севере, где дуб в диком (природном) состоянии не встречался. Во многих местах России до сих пор сохранились дубовые рощи, посаженные рукой Великого царя. Но, заботясь о разведении строевого леса, Петр, конечно, должен был всеми мерами и охранять леса. Нельзя не признать, что русский человек и в наше время, к сожалению, мало ценит и бережет лесные богатства — деревья, и теперь зачастую леса истребляются безжалостным образом, тогда как за границей не только относятся бережливо к лесам, но каждый старается вырастить около своего дома хоть несколько деревьев. В своих заботах о благе народном Петр издавал строгие законы об охране лесов, и надо пожалеть, что впоследствии они были забыты. Не дожили бы мы до теперешнего печального состояния, когда целые губернии, когда-то богатые лесом, совершенно обезлесились!

Заботы Петра Великого о фабриках, заводах, мастерствах шли рядом с заботами его о развитии торговли. При вступлении его на престол у России был только один морской порт Архангельск, а со времени Ништадтского мира она имела на Балтийском море Петербург с Кронштадтом, Нарву, Выборг, Ревель и Ригу. Увеличение числа портов само по себе должно было способствовать оживлению торговых сношений с чужими странами. От гениальной мысли царя не могло укрыться, что самое положение России делало ее посредницей в торговле между Востоком (Персией, Индией, Китаем) и Западной Европой. Он мечтал о том, чтобы отвлечь западноевропейских купцов от тогдашнего пути в Индию кругом Африки и побудить их ездить на Восток по сухому пути, через Россию. Но в России не было в то время хороших путей сообщения — этого первого и главного условия успешной торговли, — и вот смелый, изобретательный ум царя выискивает способ дешевого и удобного сообщения по нашим рекам. Петр обратил внимание на то, что левый приток Волги — река Тверца близко подходит к реке Мете, впадающей в озеро Ильмень, откуда рекой Волховом, Ладожским озером и рекой Невой шел прямой водный путь в Балтийское море. Он решился на огромное и необычайно трудное для того времени предприятие — соединить Тверцу и Мету каналом. По его приказу и был прорыт между этими реками соединительный Вышневолоцкий канал, дававший возможность из Балтийского моря проехать на Волгу и по ней в Каспийское море. Но на пути большим препятствием для безопасного плавания судов служило бурное Ладожское озеро. Царь решил прорыть канал в обход этого озера.

Устройство обоих каналов стоило больших денег и громадных трудов. Десятки тысяч рабочих ежегодно высылались сюда из разных мест на земляные работы. Многие из них заболевали и умирали здесь. Но царь признавал, что смерть этих рабочих, делавших великое государственное дело, была не менее честной и благородной, чем смерть воинов, погибавших за Отечество на поле битвы. И народ наш понимал великое дело царя и безропотно шел «на канавушку на Ладожскую, на работу государеву», как поется в одной песне, сохранившейся у крестьян Олонецкой губернии. Петр Великий не хотел ограничиться сооружением только Вышневолоцкого и Ладожского каналов. Он мечтал провести и другие каналы, которые бы соединили Волгу с Доном, Северную Двину с Невой и Волгой. Ранняя смерть не дала государю осуществить все эти великие замыслы; но непрестанные и разнообразные его заботы о русской торговле принесли большие плоды уже в последние годы его царствования: более 200 иностранных кораблей каждый год приходило тогда в Петербург, и наш заграничный вывоз достиг двух с половиной миллионов рублей в год — деньги по тому времени очень большие. Вообще же доходы государства при Петре Великом увеличились в три с лишком раза сравнительно с предшествующими царствованиями.

назад содержание далее

Последовательность выбора ножничного подъемника








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'