история







разделы



назад содержание далее

Борьба за море

Взятие Азова было важно для России тем, что давало возможность грозить с моря Турции и Крыму и прекратить татарские набеги. Но другой важной цели, к которой стремился Петр, он не добился: Черное море со всех сторон окружено было турецкими владениями; завязать здесь торговлю можно было только с согласия турок, а турки упрямо твердили, что скорее Турция станет вверх ногами, чем они допустят в свое море хоть один иностранный торговый корабль.

Петр тогда направил свои взоры на другое море — Балтийское, на котором полными хозяевами были в то время шведы. Еще до окончания турецкой войны Польша и Дания предложили Петру союз против шведов. Втайне поляки и датчане побаивались, чтобы Петр, одолев шведов, не овладел сам лучшими приморскими городами — Нарвой, Ревелем, Ригой; поляки с датчанами заранее уговаривались при разделе добычи дать России как можно меньше, а для войны мечтали выманить у царя как можно больше денег и солдат, так как русские солдаты, по их мнению, были очень хороши, «чтобы рыть окопы под неприятельскими выстрелами». Для того же, чтобы склонить царя к войне, польские и датские послы расписывали перед ним бесчисленные выгоды, какие извлечет Россия от завоевания берегов Балтийского моря.

Петр сам хорошо понимал эти выгоды. Именно к Балтийскому морю стремились и царь Иоанн Грозный, и царь Алексей Михайлович. Оно казалось для России еще более заманчивым, чем Черное море; оно было ближе к Москве и большим торговым городам, из него был свободный выход в другие западные моря, оно открывало путь в страны просвещенные, богатые и промышленные.

Берега Финского залива Балтийского моря принадлежали в старину России и были отняты у нее шведами в Смутное время. Многие тамошние города помнили еще свои искони русские имена: Ивангород, Ям, Копорье, Орешек, Юрьев. В Нарве в особой части города жило много русских, и немецкие проповедники напрасно усиливались обратить эту «русскую Нарву» в свою веру. Было, значит, у русских и право взять обратно исконные свои земли; не хватало до сих пор только силы.

Теперь представлялся удобный случай.

Оставленный поляками во время турецкой войны Петр не особенно доверял им и датчанам; но Швеция была тогда так сильна, что начать с ней войну один на один было опасно, и союзники, хотя на первое время, были необходимы.

Петр решился. 3 июля 1700 года подписан был мир с Турцией, а 19 августа объявлена Швеции война.

Война началась неудачно для союзников. Хотя Швеция была и одна против трех держав, но у нее было превосходное войско, а король Карл был в то время лучшим полководцем во всей Европе. Союзники не успели даже начать одновременно военных действий. Датчане первые были разбиты наголову, потом русское 40-тысячное войско потерпело жестокое поражение под Нарвой. Наскоро обученные наши полки под командой наемных иностранцев-офицеров не могли устоять против образцового по вооружению и военному искусству шведского войска; только царская гвардия — Преображенский и Семеновский полки не побежали перед шведами, стойко бились до ночи и отступили, не сложив оружия.

От сильного поражения уныние распространилось повсюду. Но царь Петр не упал духом от неудачи. Не теряя ни минуты, он приказал свежим войскам направиться в шведскую Лифляндию; сам разослал повсюду приказы, ободряя растерявшихся и оробевших. В близких к границам городах Новгороде и Пскове спешно возводились под надзором царя укрепления на случай нападения шведов; на работу вызваны были все жители поголовно. По всему государству набирали рекрутов и охочих людей в новые полки. Петр без устали переезжал из города в город: то в Архангельск строить корабли, то в Новгород обучать солдат, то осматривать крепости. Особенно торопил с отливкой новых пушек; так как не хватало для этого меди, то пришлось взять часть колоколов; за год успели отлить 300 пушек.

Шведы, считая русских окончательно разбитыми, направились в Польшу. Карл объявил польского короля Августа лишенным престола и велел полякам выбрать в короли угодного ему польского пана Станислава Лещинского. Одна половина Польши повиновалась ему, а другая нет.

Петр поддерживал Августа, чтобы дольше задержать шведского короля в польских пределах. Семь лет провели в Польше шведы. «Швед увяз в Польше», — говорил, смеясь, Петр.

А русские не теряли времени. Уже в 1702 году царь сам прибыл к войску, наступавшему на шведские земли около Ладожского озера и по Неве, и осадил Нотебург (бывший русский Орешек). Опять, как под Азовом, царь сам вел осаду, сам наводил пушки. Крепость скоро сдалась. «Зело крепок был сей орех, — писал Петр, — однако, слава Богу, счастливо разгрызен. Артиллерия наша зело чудесно дело свое исправила». Небольшие шведские крепости падали одна за другой. В открытом поле войска, оставленные шведским королем для защиты Ливонии, были дважды, еще до взятия Нотебурга, разбиты генералом Шереметевым, потеряли около 10 тысяч человек и много пушек. Сбывались слова русских послов 1617 года: шведы, не захотевшие тогда отдать русские города без крови, отдавали их теперь с кровью. В 1703 году Петр взял Ниеншанц — последнюю шведскую крепость по Неве, у самого уже ее устья. Вскоре после взятия крепости два шведских корабля вошли с моря в Неву. Корабли были небольшие, но все же вооружены пушками, а у русских не было ничего, кроме простых лодок. Тогда сам царь с солдатами Преображенского и Семеновского полков на лодках напал на вражеские корабли и взял их с бою. Это была первая его победа над шведами на воде.

Завоеванное только что место было важно для защиты края от нападения с моря и удобно для торговли, и Петр заложил здесь новый город. На двух островах, при впадении Невы в море, возведены были укрепления, поставлены батареи. Здесь же был выстроен скромный домик, в котором жил царь, наблюдая за работами. По обоим берегам Невы, по островам, среди болот и лесов стали вырастать деревянные здания, дома, верфь для постройки кораблей. Пустынный край заселялся русским пришлым людом, и быстро рос здесь город: ему суждено было навсегда закрепить за Россией этот край, свободный выход в море и стать столицей России. Этот город был Петербург.

В 1708 году шведы из Польши направились в Россию. Карл с отличным 40-тысячным войском, пройдя по Белоруссии, принадлежавшей тогда Польше, вступил в левобережную Малороссию, где гетманом в то время был Мазепа, которого Петр считал вполне преданным себе.

Направляясь в Малороссию, Карл руководился расчетом на помощь Мазепы, обещавшего ему в тайных переговорах восстание Малороссии против Москвы. Карл хотел усилить свое войско казачьими полками, а на будущее время — ослабить Москву, устроив из Малороссии особое зависимое от Польши государство или отдав ее совсем Польше.

Но Карл обманулся в своих ожиданиях. На призыв Мазепы отозвалась со всей Малороссии лишь горсть изменников — не больше 2 000 человек, остальное население — и крестьянское, и казацкое — осталось верно Москве, с которой уже сжилось за 50 лет.

Гетман Мазепа
Гетман Мазепа

В довершение беды для шведов царь Петр при деревне Лесной (Могилевской губернии) напал на шведского генерала Левенгаупта, шедшего на помощь Карлу с запасами и войсками. Хотя числом шведы превосходили русских, тем не менее Петр разбил наголову Левенгаупта и отнял весь его обоз - 5 тысяч телег с боевыми и съестными припасами. Карл и его войско оказались на зиму во враждебной стране без продовольственных запасов, со скудным количеством пороха и снарядов.

Пока Карл воевал в Польше, Петр не терял времени; за эти 8 лет он неуклонным и настойчивым трудом успел создать новую грозную военную силу. Старые стрелецкие полки были распущены. Дворяне вместо прежней временной службы поголовно созваны были под ружье и записаны в новые регулярные полки, в постоянную службу, вместе с рекрутами из всех податных сословий и охотниками из них же. Постоянное пребывание в строю и усердное ученье установило среди солдат крепкую дисциплину, привычку к дружным, стройным действиям в бою и в походе. Заботливо обученные, хорошо вооруженные и привыкшие к войне, созданные Петром новые войска не уступали в искусстве и храбрости лучшим войска того времени.

Весной 1709 года Карл осадил Полтаву. Маленькая крепость защищалась мужественно, русские с большим уроном для шведов отбивали все их приступы. Карлу советовали отступить, но он заупрямился: «Если бы Ангел Господний велел мне отступить от Полтавы, — я и тогда не послушался бы», — говорил он.

Наконец, подошел сам Петр с сильным войском. Шведы и русские стали друг против друга, окружив свои станы окопами и укреплениями. Готовились к битве. В русском стане читали перед полками царский приказ: «Воины! Пришел час, который должен решить судьбу отечества. Не помышляйте, что сражаетесь за Петра, но за государство, Богом Петру врученное, за род свой, за отечество, за веру и церковь. А о Петре ведайте, что жизнь ему не дорога — только бы жила Россия, благочестие, слава и благосостояние ея».

27 июня 1709 года на рассвете началась жестокая битва. Оба государя были во главе своих полков. Петр во все время сражения оставался под огнем неприятеля и сам распоряжался действиями войск. Пули сыпались вокруг него градом, седло, шляпа и кафтан его были прострелены, но он по милости Божией оставался невредим. К полудню все было кончено. Шведское войско разбито наголову и остатки его взяты в плен. Раненого короля едва успели увезти с поля битвы. С изменником Мазепой и с несколькими слугами он бежал за Днепр, в Турцию.

Не многим полководцам выпадала на долю такая полная и блестящая победа, какая одержана была Петром под Полтавой. Особенно дорога была эта победа тем, что досталась русским не случайно: она была плодом долгого учения, настойчивой работы, многих жертв и усилий самого царя и всего русского народа, как из коренной России, так и из русских областей, бывших под польской властью, — Белоруссии, Волыни, Подолии и далекой Галичины. Немало русских добровольцев из этих областей, особенно крестьян, сражалось под Полтавой.

После битвы, на обеде, в кругу своих доблестных сподвижников и пленных шведских генералов Петр поднял чарку и пил за здоровье своих учителей, какими он считал храбрых шведов. На это шведский фельдмаршал ответил: «Плохо же отплатили ученики своим учителям».

Битва при Гренгаме
Битва при Гренгаме

Торжество над шведами и надежда на окончание тяжелых войн омрачились одной неудачей.

Турция, по подговорам нашедшего в ней приют Карла, объявила России войну. Петр, понадеявшись на помощь турецких подданных-христиан — румын, болгар и сербов — вступил в Молдавию с небольшим войском и, неосторожно углубившись в нее, был окружен на берегах реки Прута двухсоттысячной турецкой армией. Порабощенных христиан за Дунаем туркам удалось удержать в повиновении и лишь свободные черногорцы поднялись против турок. Петру пришлось пойти на уступки и заключить мир, по которому недавно взятый Азов отошел к Турции.

Россия отодвинута была от Черного моря. Но теперь потеря эта была не так тяжела. Шведская война клонилась к концу. После Полтавской победы не было сомнений в успешном исходе борьбы, и Петр уже мог считать своими берега Балтийского моря. Случилось то, чего боялись еще перед войной двоедушные союзники России: в руках Петра были все главные города на Финском и Рижском заливах — Рига, Ревель, Нарва. Уверенность в окончательной победе была так велика, что уже в 1713 году, не дожидаясь заключения мира, Петр объявил свой любимый Петербург «царствующим градом» — столицей. Еще прежде (в 1710 году) взята была сильная шведская крепость Выборг, ставшая надежным оплотом для Петербурга с севера. Петр очень дорожил Выборгом и называл его «подушкою Петербурга».

Русские военные корабли уже плавали по Балтийскому морю. Летом 1714 года целый флот гребных галер (небольших судов) с 15 тысячами солдат вышел из устроенной Петром на острове Котлин, перед самым Петербургом, военной гавани и крепости — Кронштадта к берегам шведской области Финляндии и самой Швеции. Около острова Гангут его встретил шведский флот. Шведских судов было меньше числом, но среди них, помимо галер, находилось 28 больших кораблей с сильной артиллерией до 800 пушек; на русских же судах пушек было очень мало. Петр, узнав об опасном положении своего флота, поспешил из Ревеля к Гангуту. По пути страшная буря чуть не разбила царский корабль; все потеряли голову — один Петр ни на минуту не упал духом, сам правил рулем и ободрял оробевших гребцов: «Чего боитесь? Царя везете. С нами Бог». Прибыв к флоту, царь сам наметил план битвы и сам повел свои галеры на врага. Шведы зашищались упорно. Русские с отчаянной смелостью лезли с лодок и галер на шведские корабли невзирая на пальбу, разрывавшую в куски нападавших солдат. Посте трех часов ожесточенной битвы шведы сдались. Небывалая до тех пор по размеру морская победа несказанно обрадовала царя. Вражеский флот был уничтожен. Русские остались господами Балтийского моря.

Шведы еще некоторое время продолжали борьбу, надеясь на помощь других европейских государств, с опасением взиравших на усиление мощи России. Но Петр, несмотря на угрозы со стороны Англии и Голландии, направил свой флот к самым берегам Швеции. Русские высадились недалеко от шведской столицы Стокгольма и стали разрушать литейные заводы, снабжавшие оружием шведскую армию.

Упорство шведов было, наконец, сломлено, и начались переговоры о мире.

3 сентября 1721 года Петр отплыл по делам из Петербурга в Выборг. На другой день царская яхта вновь показалась на Неве. С борта, не умолкая, звучали трубы и каждую минуту гремели выстрелы из пушек. Сам царь, радостный, стоял на палубе, махая шляпой. И скоро счастливая, давно желанная весть облетела город: 30 августа подписан русскими послами мирный договор со Швецией в Ништадте. По условиям этого мира Россия получала три большие области — Лифляндию с Ригой, Эстляндию с Ревелем и Ингрию, в пределах коей находился Петербург, а также юго-западную часть Финляндии (Выборгская губерния).

Велики были восторг и ликования, какими встречено было Россией, утомленной рядом тяжелых войн, известие о мире. В Петербурге целую неделю не прекращалась пушечная и ружейная пальба, жгли блестящий фейерверк, трубачи ездили по городу, разглашая всюду радостную весть. Праздновали окончание тяжелой войны, тянувшейся 21 год; праздновали славу небывалого успеха над непобедимым дотоле врагом; радовались приобретенным неисчислимым торговым и иным выгодам, возвращению исконных русских земель, завоеванию новых — целого обширного края с богатыми торговыми городами; радовались возвращению ранее утраченного моря. Все это обеспечивало России дальнейший рост ее могущества и занятие ею достойного места среди европейских держав. Опасные ее противники были ослаблены и унижены. Швеция была низведена на степень второстепенного государства, а Польша, раздираемая внутренними междоусобиями, клонилась к упадку.

Неисчислимые выгоды положения, занятого Россией после Ништадтского мира, были хорошо видны современникам; понимали они и то, сколь обязана Россия своему царю новой своей славой и величием.

Чтобы ознаменовать завоеванное Россией положение великой державы, высшие чины государства убедили Петра принять титул императора, который обычно присваивается государям наиболее могущественных и сильных держав.

Так выросла из Московского царства Российская империя.

назад содержание далее

компенсатор ску








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'