история







разделы



назад содержание далее

Земельный надел у мыса Ойрат.

Среди остатков аграрных систем на «остальной хоре» Херсонеса ( IOSPE, I 2, 401) в Северо-Западном Крыму своей великолепной сохранностью безусловно выделяется земельный участок с усадьбой конца IV—II в. до н.э., находящийся на юго-западной оконечности Тарханкутского полуострова, близ мыса Ойрат (Урет). По своему местоположению он как бы замыкает цепь укрепленных и неукрепленных аграрных поселений и их земель, протянувшихся вдоль наиболее плодородной и благоприятной в климатическом отношении приморской полосы на южном побережье Тарханкута между озером Донузлав и мысом Ойрат. Хорошая сохранность древних оград надела, характер и сохранность плантажа на нем обусловлены тем, что в этой части берега интенсивно распахивающиеся очень плодородные южнотарханкутские каштановые почвы, сформированные на четвертичных красно-коричневых глинах и суглинках, сменяются маломощными невозделываемыми почвами, которые подстилаются массивом известняков, залегающих неглубоко от поверхности. Характер местности здесь тот же, что и на Гераклейском полуострове, и в ближайших окрестностях Черноморской (Ак-Мечетской) бухты. Именно этот фактор (аналогичные условия природной среды) явился причиной использования тех же агротехнических мероприятий, которые применялись на городской земле Херсонеса и Калос Лимена, а также, по-видимому, в ряде мест Греции, где приходилось сталкиваться с необходимостью заботиться об увеличении мощности почвыи очистке ее от камня.

Земельный надел, строго прямоугольный в плане, расположен у самого берега моря в 180 м к юго-западу от остатков античной усадьбы и ориентирован сторонами с юго-запада на северо-восток и с северо-запада на юго-восток. Такое направление межей, очевидно, было наиболее распространенным. в греческом землеустройстве. Тот же принцип, как известно, выдержан при размежевании систем наделов в окрестностях Херсонеса и «старого» Херсонеса Страбона , Калос Лимена , Керкинитиды, отдельных участков на внегородской хоре Херсонесского государства , а также на Боспоре и в окрестностях Метапонта в Лукании. Земельный участок у мыса Ойрат
        1-6 — поля (1, 4, 5 — виноградники);
         7 — усадьба

Размеры сохранившегося участка 387 * 193, 25 — 274 м площадь в современном состоянии — немногим более 9 га. Однако берег в этом месте интенсивно разрушается морем. По данным А. И. Дзенс-Литовского, абсолютная скорость современной абразии составляет 10— 20 см/год , по нашим же наблюдениям — не превышает 7—12 см/год. Море, таким образом, уничтожило около 3,5—4 га суши, следовательно, участок в древности занимал территорию не менее 12,5— 13 га, т. е. примерно составлял половину типичного надела в окрестностях Херсонеса, или соответственно превышал втрое типичный надел на городской хоре «Страбонова» Херсонеса и на одну треть — типичный надел в окрестностях Калос Лимена.

Окружавшая надел каменная ограда толщиной около 1 м хорошо прослеживается на современной поверхности. Подобные стены внутренней размежевки делят участок на шесть частей. На трех из них хорошо сохранился виноградный плантаж. Можно предполагать, что основной линейной мерой, применявшейся при разбивке участка на отдельные поля, служил, по-видимому, локоть, который базировался на ионийском футе. Длины оград полей по внешнему обмеру дают целые величины, округленно кратные локтю. В таблице приводятся назначение и параметры отдельных участков на наделе.

Номер участка Назначение Внутренние размеры (в м) Площадь (в га) % от общей площади Внешние размеры
(в м) (в локтях)
1 Виноградник 218,5Х220—193 4,6 52,57 220 X? 500 X?
2 ? 102Х70 0,71 8,07 103Х71 230Х160
3 ? 146Х112 1,64 18,64 147Х113 330Х250
4 Виноградник 70Х67 0,47 5,34 71Х67 160Х150
5 Виноградник 146Х57 0,83 9,43 147Х57 330Х130
6 ? 166Х56 0,55 6,25 167Х? 375 X?
Всего 8,80 100,00

Как видно из таблицы, большую часть площади надела (67, 75%) занимали виноградники. Устройство виноградного плантажа на них обычно для херсонесских виноградников. На самом крупном участке (рис., поле 1) каменные плантажные стены толщиной 0,5—0,6м расположены рядами поперек участка через каждые 2 м. На двух других участках (рис., поля 4 и 5) прекрасно сохранились стены так называемого садового (по С. Ф. Стржелецкому) или садово-виноградного плантажа arbustum. Толщина стен здесь составляет около 1 м, а расстояние между ними около 5 м. Не исключено, впрочем, что два указанных участка первоначально были заняты обычными виноградниками с расстоянием между плантажными стенами 2 м, но впоследствии в силу какой-то хозяйственной необходимости часть стен была разобрана и плантаж оказался разреженным (установить это можно только раскопками). Во всяком случае, часть плантажных стен на полях 4 и 5 разобрали еще в древности вместе с наружной оградой надела. Образовавшийся камень, как это обычно имело место и на наделах близ Херсонеса, уложен тремя кучами здесь же на поле.

Описанный земельный участок позволяет получить дополнительные данные по организации и экономической эффективности отдельного хозяйства, расположенного за пределами собственной земледельческой территории городов Херсонесского государства, на «остальной хоре» Херсонеса.

Несомненно, что надел у мыса Ойрат должен быть отнесен к разряду высокоспециализированных участков, занятых преимущественно монокультурой — в данном случае виноградниками. Затраты труда на создание виноградного плантажа и постройку оград могут быть подсчитаны по объему камня, уложенного в стены. Общая длина стен виноградного плантажа составляет 19 460 погонных метров, длина оград — 1600 погонных м, а длина всех стен на сохранившемся участке превышает 21 000 погонных метров. При их сооружении вынуто из земли и уложено в среднем 4500 м камня. Однако, учитывая, что около трети площади надела уничтожено морем, указанную цифру необходимо увеличить для камня, использованного в наружной ограде (около 260 м3) и плантаже на поле 1 (около 1430 м3). Полученный объем — около 5550 м3 — хотя несколь несколько занижен, так как при расчетах мы брали минимальные средние показатели, все же дает достаточно надежные представления о необходимых первоначальных затратах труда при подготовке участка к посадкам винограда. При средних физических возможностях человека на эту работу требовалось более 1100 человеко-дней (при норме 5 м3 в день). Иными словами, создать описанную монументальную агротехническую систему могли 10 человек (а больше рабочей силы для надела такой величины не требовалось ) за 3—4 месяца работы.

Раскопками С. Ф. Стржелецкого показано, что виноградные кусты на наделах близ Херсонеса с аналогичным плантажом высаживались квадратным способом с расстоянием между ними 1,40 м, что позволяло выращивать около 5000 кустов на 1 га. Такой же способ посадки, но с меньшим расстоянием между кустами (около 1,2 м) недавно выявлен блестящими исследованиями В. Яшемской , которая впервые полностью раскопала античный виноградник в Помпеях. Конкретные исследования В. Яшемской, в частности, не только подтверждают замечание В. Д. Блаватского о ненадежности использования свидетельств римских агрономов для определения продуктивности виноградников на Гераклейском полуострове , но требуют более критического и осторожного отношения к этому виду источников вообще, в том числе и в расчетах, относящихся непосредственно к Италии в целом.

Таким образом, при расчетах мы можем оперировать только одним фактическим показателем, бесспорность которого не вызывает сомнений: густотой посадок, а следовательно, количеством выращиваемых кустов винограда. Не могут быть учтены такие конкретные показатели, как сорт лозы, способ ее формирования и обрезки , среднее количество кистей на куст и средний вес грозди, т. е. нет сведений о средней урожайности отдельного куста или виноградника в целом. Однако отсутствующее звено в экономической реконструкции может быть восполнено информацией о средней урожайности крымских виноградников в XIX в. и современных виноградников Северо-Западного Крыма. О том, что такие материалы можно использовать в историко-экономических реконструкциях для получения достаточно достоверных результатов, свидетельствуют как экспериментальные исследования В. М. Маликова, доказавшего прямую связь крымского виноградарства XIX в. с античным и средневековым виноградарством Крыма , так и расчеты Дж. Р. Мак-Гру, подкрепленные археологическими данными.

Крымские виноградники в долинах рек Западного Крыма в XIX в. позволяли получать от тысячи (Булганак) до двух (Кача) — шести (Альма, Бельбек) тысяч литров вина с 1 га (5000 кустов) при ручной технике обработки. Средний урожай на виноградниках Северо-Западного Крыма в 1973г. составил 3427,5 кг с 1 га (современная норма посадки — 5102 куста на 1 га), что в пересчете на вино (600 л из 1 т) дает около 2060 л с 1 га. Учитывая экологию описываемого района в древности , можно предполагать, что урожайность виноградников Северо-Западного Крыма тогда ненамного отличалась от современной и позволяла получать при несколько более мягком климате в среднем около 2000— 3000 л вина с 1 га.

На участке у мыса Ойрат виноградники занимали в общей сложности 5,9 га. Это значит, что на них могли выращивать около 29,5 тыс. кустов винограда, которые могли приносить в среднем около 11 800—17 700 л вина в год. Принимая во внимание разрушение поля 1 примерно на треть (около 2,3 га), мы вправе увеличить полученные цифры до 4600—6900 л (около 11,5 тыс. кустов). Таким образом, средний объем производства вина из урожая на виноградниках у мыса Ойрат следует, повидимому, оценить округленно в 16 500—24 500 л, или примерно 900—1300 херсонесских стандартных 18-литровых амфор в год. Допустимо предположение, что виноградники были рассчитаны на годовую добычу вина в 1000 амфор, но без обнаружения и раскопок винного склада на усадьбе это остается непроверенной догадкой.

Разумеется, приведенная оценка объёма производства не является абсолютно точной, но выведенные цифры можно рассматривать как весьма вероятные, не очень резко отличающиеся от возможной добычи вина в древности.

Остатки древнего размежевания земель в Северо-Западном Крыму, и в первую очередь — в силу своей уникальной сохранности — участок у мыса Ойрат вместе с системами наделов в окрестностях Херсонеса, «Страбонова» Херсонеса и Калос Лимена, создают основную фактологическую базу для изучения аграрного строя Херсонесского государства в домитридатовскую эпоху. К сожалению, неизвестно, какими терминами пользовались херсонесцы для обозначения различных участков на хоре. Эпиграфические документы донесли пока лишь один достоверный термин — ampeleia, содержащийся на базе статуи Агасикла (IOSPE, I2, 418), который размежевал эти «виноградники» a epi tou pediou. Другой термин — ecatwrugoV;, известный по декрету о продаже земельных участков (IOSPE, I2, 403), хотя после работ Ф. Ф. Соколова и Б. Кейля считается обозначением меры площади , все же остается спорным и требует дальнейших изысканий. Первоначальное мнение В. В. Латышева и соображения С. А. Жебелева , что так могли называться земельные участки на хоре, вполне допустимы. Во всяком случае, к такому толкованию склоняет контекст надписи. Что же касается термина «клер» (clhroV), который широко вошел в современную литературу для обозначения земельных участков, то, по справедливому замечанию М. И. Финли , его применение не оправдано. В херсонесских надписях термин «клер», как известно, пока не встречен.

Литература:
Щеглов А. Н.Земельный надел у мыса Ойрат // История и культура античного мира,- М.: "Наука", 1977 - c. 210-215

назад содержание далее








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'