история







разделы



назад содержание далее

Новейшая история Западной Европы в связи с историей России.(конспект - 1 тетрадь)

/1893-1894./

Пределы периода, который предстоит изучить:

Особенность этого времени; дидактические выгоды и методологические неудобства, из нее вытекающие. Это время - существенная часть биографии наших отцов и нашей. Увидим, как трудно устанавливались рамки жизни и мысли, в которых мы сидим, так спокойно и уютно, с какими тревогами отцы и деды вырабатывали нам нашу сдержанную и уравновешенную физиономию.

Содержание курса: изучить новейшую историю 3ападной Европы в связи с историей России, в их взаимодействии, в их влиянии друг на друга. В конце курса оглянемся, чтобы видеть, какие указания и уроки даст такое параллельное изучение.

Россия в отношении к 3ападной Европе и пассивная среда, и активная сила. Страдательные отношения ее сводятся к восприятию ее культуры, деятельные - в переработке воспринимаемого и во влиянии на международные отношения 3ападной Европы, экономические и особенно политические.

Взгляд на отношения России к западно европейской куль­туре до конца XVIII в. В XVI-XVII вв. механическое заимство­вание технических средств и материальных житейских удобств: 3ападная Европа - магазин надобных России изделий. С1630 г. до Петра III потребность выучиться самим делать, что прежде покупали: 3ападная Европа - школа техники и светского общежития. Расширение западноевропейского влияния на строй внутренний, политический, умственный и нравственный, превратило наши отношения к западноевропейской культуре в вопрос русской мысли и политики: может ли 3ападная Европа быть для России мастерской и образцом идей и порядков? Этот вопрос - продолжение старообрядческого, возбужденного в XVII в.

Колебания между положительным и отрицательным решением - один из основных фактов русской истории доселе.

До какого момента этих колебаний достиг вопрос в наше время и какие данные накопились для его дальнейшего движения - уяснить это одна из главных зада- курса.

Колебания в ту или другую сторону зависели от направления западноевропейской жизни и от успехов русского самосознания. При Екатерине, когда западно европейская культура обращена была к нам блестящими плодами просвещения, русское правительство и общество склонялись к положительному к ней отношению.

Французская революция произвела крутой перелом в этом отношении. Здесь пункт непосредственного соприкосновения нашей жизни с господствующим течением западноевропейской. Этим переломом надолго определился и характер русского влияния на международные отношения 3ападной Европы (до царствования императора Николая). Отсюда многостороннее значение революции для нашей истории. Прилежные ученики французской философии до 1789 г., мы потом были более 30 лет неутомимыми борцами против ее крестной дочери - Французской революции со всеми ее следствиями. С того времени наша история столько же входит в состав западноевропейской, сколько западноевропейская в состав нашей.

Первый вопрос отсюда - какой стороной обратила к нам революция западноевропейскую культуру, какими вскрывшимися тогда ее особенностями произведен перелом в отношении к ней России? По мере усиления нашего участия в делах европейской жизни ослаблялось ее влияние идей на нашу: не переставая быть восприимчивыми, становились более разборчивыми. Европейским просвещением мы стали пользоваться, чтобы заглянуть внутрь себя, осветить свое собственное существо.

Порядок изучения: наблюдать первые признаки и ход переворота и потом уяснить себе его причины и значение, насколько они вскрылись при наблюдении. Сторонние зрители, имеющие ту выгоду перед современными наблюдателями, что знаем близкие и далекие следствия дела и только желаем видеть, откуда и как все это произошло, что из него вышло.

Обстоятельства, при которых произошли первые проявления сил великих держав континента, отношениями которых создавалось положение континентальной Европы и оказавших наиболее влияние на ход событий в революционную эпоху, двигавших переворот. 3ападная Европа в 1780-х гг., как она представилась великому князю Павлу в его путешествие. Затишье на 3ападноевропейском континенте после войн, установивших международные отношения ее на Западе. Внутренняя работа государств в эпоху просвещенного абсолютизма приходила к концу. Династическое значение Габсбургов и культурное господство Франции при европейских дворах (Кобеко). Три факта в тогдашнем положении Европы бросились в глаза при беглом ее обзоре: связь дворов династическая с Австрией, господство Франции над умами и вкусами, зависимость международной политики от России и Пруссии - так разделены были влияния династическое, культурное и дипломатическое. Недоверие между Россией и Пруссией, соперничество между Пруссией и Австрией и роль Польши, как ближайшей причины этого и другого.

Упадок международного значения Франции после Семилетней войны. Два важные симптома в умственном влиянии Франции на Европу: 1) направление французской литературы просвещения и 2) разница в отношении к ней самой Франции и остальной Европы. Слабая политически вне и расстроенная внутри Франция господствовала над умами и нравами Европы и хотела перестроить именно политически весь мир, только не себя.

1)Направление просветительной литературы выражалось в ее основном положении: жизнь отдельных людей и целых обществ должна быть перестроена заново по отвлеченным началам или законам природного разума. Следовательно, философы-реформаторы имели в виду не одну Францию, но все человечество, за единицу построяемого общественного союза признавали не француза, немца, а человека вообще, не реальное, историческое, а отвлеченное, математическое существо; а так как отвлеченный, философский разум одинаков во всем человечестве, то и построенный по его требованиям порядок общежития должен быть один для всех людей, следовательно, отвергались все особенности, разделяющие людей; национальные, географические, религиозные, также вытекающие из различия культурных возрастов, - словом, все условия исторического развития; местные разнообразные склады быта должны замениться одинаковым естественно-разумным космополитическим состоянием, покоящимся на трех незыблемых основах: каждый человек по природе свободен; все люди, как одинаково разумные существа, равны между собой и в совокупной воле людей, как свободных и равноправных существ, единственный источник верховной государственной власти. Итак, постоянное частичное улучшение существующих обществ должно замениться их полным разрушением и радикальной перестройкой, политика уступает место философии, история прогресса - статистике неподвижного благоденствия. Мир распадается вновь и тотчас перестает расти, замирая, как философская мумия, в нетлеющих оболочках естественно-разумного бытия, изолирующих его от действия времени и воздуха. Как этот взгляд развит у Руссо. Внутренние противоречия теории. Первобытное естественное состояние Руссо - скорее небывалое: оно не исторический факт, даже не доисторическая вероятность и не политическая возможность, а фантастическая проблема, построенная не из реальных свойств человека, а либо из исторических отрицаний (свобода и равенство; из того, что неразумны исторические сословные или имущественные различия, не следует, что неестественны всякие различия), либо из логических недоразумений (если народ - государь, то кто - подданные? Те, кому он поручает управление?) Значит, естественно-разумный порядок - чтобы подданные управляли государем и чтобы верховная власть принадлежала тому, кто не может ее осуществлять, а осуществлялась теми, кому она не принадлежит, по поручению. Это смешение государственной власти с частными правами, от которых можно отказаться, а народа самодержавного с малым ребенком, который не может пользоваться своими правами. Народно-самодержавное государство похоже на орден флагеллантов, которые приказывали слугам бичевать себя ради спасения души, не умея высечь самих себя. Теория.народовластия и общественного договора - неудачная риторика. Народная воля - не источник власти, а орудие; народ не переносит, а создает власть из готового материала (лица, классы); он не носитель, а потребитель власти; власть - не собственность, а потребность его; но орудие не заменяет продукта, как жезл Моисея изведенной им воды, а потребность не потребляет самой себя, как нельзя напиться собственной жаждой. Когда исчезает правительство, власть не возвращается к народу, а перестает существовать и его надо вновь создать, как погасший свет не возвращается в огниво, а вновь вздувается огонь. Но имея нужду во власти, народ может не уметь создать ее. Как он может быть источником того, чего он не источает, когда нужно? Источ-пик - пока источает. Это дурной водопровод, не источник. Правда, Моисей ударом жезла и из скалы вывел для жаждущих евреев воду. Скажут, так и Наполеон ударом 18 брюмера выбил власть из французов, 10 лет напрасно бившихся создать ее. Но Моисеев удар -чудо, давшее народу благо, которого он не имел, а Наполеонов - узурпация, захват или присвоение того, что ему не принадлежало. Потом, человеческое общежитие создается не одними потребностями разума; едва ли естественно подчинять все силы человека деспотизму одной из них и едва ли человечество можно превратить в логический прибор или в пустынь с философским уставом. Все ли разумное первобытно-просто или все ли естественное разумно? Эти теории важны не как научные положения, а как наступательные, полемические приемы, и сами мыслители были слишком умны, чтобы смотреть на них иначе. Руссо, ставя свое мнимо первобытное состояние конечной разумной целью человеческого развития, переворачивал исторический процесс задом наперед, имел в виду не построить будущее, а прежде всего разрушить несправедливое и неразумное настоящее. И разумность -собственно метод мысли, .а не порядок жизни. Важно видеть, каким процессом мышления могла сложиться мысль о возможности заменить существующий веками сложившийся порядок механической реставрацией мнимо первобытного состояния по требованиям отвлеченного разума. Эта мысль была следствием непоследовательного и произвольного приложения успехов естествознания к нуждам человеческого общежития. Обзор успехов. Отсюда преувеличенная самоуверенность разума и мысль, что его способность познавать строение мира физического даст ему силу строить мир гражданский. Влияние такого направления умов на характер революции: оно не вызвало ее, но дало ей манеру, преобразовательную методику, которая, в свою очередь, была причиной всемирно-исторического значения. Местные конкретные нужды Франции, прошедши сквозь отвлеченную, безучастную в существующей действительности, но раздраженную против нее мысль, перерабатывались в общепригодные и общеинтересные идеи , удобные для вывоза: делая домашнюю революцию, французы вырабатывали общую формулу переворотов.

2)Ряд европейских правительств, опираясь на сочувствие общественного мнения своих стран просветительным французским идеям, успешно провели у себя реформы в их духе. Обзор эпохи просвещенного абсолютизма. Во Франции, напротив, общественное мнение , настроенное теми же идеями, поддерживало противников этих идей в борьбе с правительством, делавшим преобразовательные попытки в духе этих самых идей. Эта ненормальность примыкает уже к ряду тех, которые непосредственно привели к революции, входит в ее поток.

Положение Франции 1774-1789 гг. для наблюдателя - journee des dupes. Основные силы государства, верховная власть, правящие классы и «народ», дружным действием коих строится и держится порядок, не понимали друг друга, не видели взаимных интересов и не только не доверяли одна другой, но и подкапывались одна под другую. Власть, стремившаяся облегчить положение народа, казалась угнетением и произволом, привилегированные классы, своекорыстно отстаивая свои привилегии, всего тяжелее и несправедливее угнетавшие народ, и провозглашая новые идеи, всего более осуждавшие их привилегии, выдавали себя поборниками народного блага, а народ, вовлеченный в государственные дела этой борьбой наверху, склоняется не на ту сторону, которая делом хотела облегчить его положение, а на ту, которая только кричала ему о несправедливости его угнетения, а угнетенные народы обыкновенно возмущаются не столько чувством тяжести гнета, сколько сознанием его несправедливости, да и тяжесть его они обыкновенно начинают больно чувствовать лишь с той минуты, когда западает в них сознание его несправедливости (вместо преданности Провидению в массе и мысли о необходимости в образованных классах). Народиая психология.

Эти недоразумения от противоречий в положении сил.

1)Верховная власть в лице Людовика XVI с неограниченными фактическими полномочиями, но без юридического оправдания, с благими намерениями, но без авторитета, плана и воли.

2)Привилегированные классы, с огромными эконГомическими преимуществами, пе оправдываемыми обязательной государственной деятельностью на пользу народа, проникнутые Феодальными предрассудками и притязаниями, распущенные от безделья и игравшие разрушительными идеями. Дворянство, духовенство, парламенты.

3)«Народ» свободный, но стесненный в пользовании своими правами (землевладение, налоги, феодальные повинности), привыкший всего ждать от власти и не доверявший наличному правительству. Верхний слой, буржуазия бесправная, но образованная и деятельная, богатая, но без политического влияния, консервативная, но раздраженная.

4)Подавляющее сосредоточение власти в Версале и опасное скопление влияния и недовольства в Париже . Министерство и провинциальные собрания. Экономические и умственные успехи столицы и неподвижная отсталость провинций. Антагонизм Парижа и Версаля (канцелярия ипечатный станок).

Государственные силы, так поставленные и настроенные, с 1774 г. в борьбе с финансовым банкротством, народным обеднением и общим недовольством. Средства для борьбы новые и старые у правительства: 1) равномерное распределение налогов и на привилегированных, 2) освобождение народного труда и оборота от феодальных, цеховых и таможенных стеснений, 3) отмена раздражающих придворных и административных злоупотреблений, 4) новые налоги на старых плательщиков, 5) увеличение дефицита новыми займами при старых доходах и 6) экономия.

Ход борьбы и взаимное положение сил. Морена и Тюрго с Малербом (1774-76). Центр тяжести в Министерстве финансов и частию - юстиции. Xарактер Тюрго. Он взялся за новые средства: 1)-3) без новых налогов и займов и составил широкую программу реформ: против него двор, аристократия и парламент и король устал его поддерживать. Революция сделала насильственно не более того, что хотел он сделать законно, следовательно, успех его сделал бы первую лишней.

Неккер (1776-81), смягчив программу Тюрго, обратился к средствам 5) и 6), для налогов пользовался провинциальными собраниями и обнародовал отчет для поднятия кредита. Восстал двор и аристократия .

Калонн не хотел ссоры, бросил новости и пошел прямо к банкротству, взявшись за старое средство -§ 5 (1783-7). За новыми жертвами к нотаблям, аристократии, предложив обложение привилегированных и открыв дефицит. Нотабли отказали. Лафайет потребовал созыва чинов. Слух о растрате 4 миллиардов Калонном - паника (Герье, 39) и Калонн бежал. Lomenie de Brienne к налогам, т. е. к парламентам (1787 - 8). Ссылкой в Труа вынудил два налога (один - поземельный) , но потом, по сделке, хотел провести заем в 440 мил. Парламент отказал; правительство к последнему заряду - объявлению о правах королевской власти (17 апреля 1788 г.). Парламент отвечал революционной выходкой, объявлением о правах народа 3 мая - государственных чинов, провинций, магистратуры и личной неприкосновенности граждан (аресты без суда) - прав небывалых или устарелых. Указы 8 мая 1788 г. о судебной реформе: парламенты - только судебные дела; у парижского - отнимаются политические права для cour plfeniere; провинциальные ведают дела только привилегированных сословий; остальные к Grfands baillages. Реформа в пользу дворянства, которое она направляла против парламента; но дворянство за парламенты и прибегло к агитации среди парижской черни. За ним среднее сословие, духовенство, провинции; cour pleniere нельзя было созвать; все отбилось от рук. Так народ вовлечен в борьбу властей и стал против правительства, т. е. реформ в пользу народа; союз из вражды к правительству, а не любви к народу. Растрачены были все почти запасные средства правительства, материальные и нравственные, и оставалось крайнее. Падение Бриенна и приостановка казенных платежей. Общее требование чинов и обещание на 1 мая 1789 - новая уступка. Неккер опять (1788- 1790) . Распадение оппозиции: парламент за форму 1614 г. против общественного мнения, дворянство против среднего сословия в вопросе о числе представителей (нотабли в ноябре 1788 г.); двойное число принято в Совете (указ 27 ноября) .

Разница хода дел во Франции и остальной Европе: здесь общества с помощью правительств освобождались законным путем от зол устаревшего порядка, исправляя его; там, - пользуясь злом этого порядка, стремились незаконно разрушить правительство. Это вызвало революцию к действию. Переворот был неизбежен, но можно было избежать революции, если бы правительство полууступками и колебаниями не выпустило дела из своих законных рук и не отдало его на произвол незаконной силы, после Тюрго или при нем, прямо созвало чины, не вызывая оппозиции, а руководя враждебными интересами. А оно своими попытками и отступлениями сделало слишком мало, чтобы удовлетворить нуждам, и слишком много, чтобы раздражить страсти и поколебать доверие к себе, слишком мало, чтобы поправить положение дел, и слишком много, чтобы испортить настроение умов. Безопаснее было сразу стать перед народом, ожидавшим и доверчивым, чем раздраженным и подозрительным. Лучше было добровольно дать народу новый порядок, чем уступить поневоле, пойти на встречу желаниям, чем отступить перед требованиями.

Учредительное собрание. Состав: меньшинство дворянства и большинство священников . в духовенстве за tiers (и по числу и по настроению преобладало). Желания избирателей - по тетрадям государственных чинов (Вебер с. 93. Гейссер с. 86). Положение сил: двор ждал финансовых жертв преимущественно от привилегированных, третье желало реформ и участия в управлении, привилегированные были против первых с tiers, против вторых с двором; следовательно, правительству предстояло связать реформы с новыми доходами и стать вождем tiers'a. Упорство дворян в вопросе о поверке. Сиейс о последнем приглашении 10 июня и объявление национального} собрания 17 июня: бессословность и нераздельность собрания, как законодательной власти. Tiers etat берет законодательную инициативу: декрет о взимании налогов временном и обеспечении долга. План Неккера о двояком голосовании и замысел тайного придворного совета о перевороте. Собрание в Jeu de paume 20 июня, присоединение священников 22 июня и неудача королевского заседания 23 июня - удары для авторитета власти; вина Тайного совета, что подверг короля риску ослушания. Перемещение нравственного авторитета в tiers; приглашение двором к слиянию и первое соединенное заседание 27 июня. После сопротивления одобряли, что сами запрещали, вместо того, чтобы избегать столкновения, не предписывая, на чем нельзя было настоять.

Опасность нового насильственного плана при дворе, среди го­лода в провинциях и Париже, брожение в столице - Пале-Рояль и предложения в адресах собранию идти на Версаль - вместо того чтобы составить министерство из собрания. Перемена министерства, отставка Неккера 11 июля вызывает беспорядки в Париже: ослушание войск разрушило план двора . Одушевление собрания, депутация, декреты 13-го об ответственности министров и советников и непрерывном заседании. Энтузиазм парижской толпы 13-го, устройство Национальной гвардии Постоянным Комитетом ратуши. События 14 июля; Французская гвардия решает падение Бастилии. Планы двора на ночь 14-15 июля. Король в собрании (15-го) и в Париже 17-го; примирение; нравственные средства короны еще не все были потеряны, но материальная сила перешла от правительства к народу. Ближайшие следствия этих событий: начало эмиграции, переход управления в провинции к выборным властям и Национальной гвардии; восстания против правительственных органов и привилегированных сословий с их феодальными нравами и отмена привилегий собранием 4 августа.

Выработка и утверждение нового порядка (с 4 августа 1789 до 14 сентября 1791 г.). Национальное собрание, став действительным верховным правительством, работало над новым государственным устройством под давлением общего воз­буждения, которое и отразилось в Деклараций прав, устройстве будущего законодательного собрания и королевском veto. Слухи о новых замыслах двора, о подготовляемом бегстве короля, пир 1 октября, желание изолировать короля и ослабить нужду Парижа в хлебе вызвали движение 5 и 6 октября и переезд короля и собрания в столицу.

Конституционные работы (6 октября 1789 - апрель 1791). По мере того как вырабатывалась конституция, все резче разделялись партии в собрании, и, по мере выделения партий антиреволюционных, конституционные работы принимали все более тенденциозно-одностороннее направление, стремясь ослабить власть короля и влияние церкви (как и другие опоры старого порядка, за которые хватались враги революции; элементы внутренней и внешней войны подготовлены).

Военный закон 21 октября. Устройство департаментов 22 октября. Налог на доход (сентябрь). Отмена десятины духовенству 11 августа. Секуляризация имуществ духовенства 2 декабря 1789 г. и ассигнаты. Гражданское устройство духовенства июнь-июль 1790 г. Вопрос о сроке депутатских полномочий. Судоустройство. Право войны. Праздник братства 14 июля 1790 г. (отмена титулов и гербов 20 июня). Дворянство, духовенство и офицеры против революции. Утверждение гражданского устройства духовенства 26 декабря 1790 г. Ошибка - присяга духовенства. Клубы 164. Смерть Мирабо 2 апреля 1791.

Конституция 1791 г. - мастерское академическое развитие политических идей века (равенства и самодержавия народа), но очень неудовлетворительный политический акт; в ней недостаточно соображены наличные условия ее действия и обеспечения ее прочности (изложение и разбор), почему она и осталась бумажной конституцией .

Главные недостатки: 1) различие активных и пассивных граждан, 2) исполнительная власть (король) без своих органов исполнения, 3) обилие и краткосрочность выборов, 4) однопалатное законодательство, 5) устройство и присяга духовенства. Полное выражение духа и идей века, верившего в возможность устроить и править обществом по отвлеченным началам разума. Точно составляли конституцию способные студенты, хорошо заучившие свои курсы государственного права, но забывшие учебник истории. Народ - источник власти, но ее не отправляющий, и другие юридические фикции - удобные связки для теоретического построения, на деле должны были оказаться недоразумениями и вести к злоупотреблениям или небрежности . Давались обильные законные средства анархии и очень мало сдержек для порядка. Конститу ция не столько удовлетворяла, сколько подсказывала потребности: народ хотел простора для труда и безопасности для лица и имущества, а ему давали отвлеченные схемы свободы, равенства и народного самодержавия. Потому это - произведение утонченной кабинетной мысли, а не политической мудрости; ее легко и приятно изучать, но трудно исполнить; она рассчитана на будущее человечество, а не на Францию прошлого века; для ее осуществления требуется такое совершенное общество, для которого не нужна никакая конституция, а достаточно Моисеева десятословия или 10 евангелических заповедей блаженства.

Едва кончилась первая конституционная революция среднего сословия, начали обнаруживаться элементы второй республиканской низших классов. Эти элементы в период законодa-тельного собрания развивались и крепли под прямым влиянием внутренней оппозиции и внешних опасностей, при участии эмиграции в возбуждении тех и других (1 октября 1791 - 20 сентября 1792. Декреты об эмиграции и неприсяжных; движение коалиции и декрет 20 апреля о войне; сближение и разрыв короля с Жирондой; 20 июня и 10 августа).

Элементы: 1) республиканская партия, впервые выступившая в Учредительном собрании после бегства короля, 2) вооруженные восстания народа, руководимого клубами, 3) недоверие между двором и конституционистами. Причины 2-ой революции: 1) раскол церковный, агитация неприсяжных, 2) эмиграция, 3) коалиция. Они привели массы в состояние ожесточения, выразившегося в терроре. Последовательность развития элементов. Состав законодательного собрания: прежнее меньшинство теперь большинство - демократы - республиканцы. Эмиграция или внешняя Франция неприсяжные. Декреты против графа Прованского, эмиграции и неприсяжных, октябрь-ноябрь 1791 г. Письмо короля принцам. Противодействие двора конституционистам в назначении Петиона 14 ноября. Иснар о войне народов с государями. Скопление аветрийских войск, французское требование 25 января 1792 г., австро-прусский договор 7 февраля 1792, министерство Жиронды 10 марта и австрийский ультиматум - декрет о войне 20 апреля и поражение. Разрыв между правой и левой; паника и декреты об изгнании неприсяжных и о резервном лагере, veto и разрыв короля с Жирондой 13 июня. Усиление якобинцев и слабость фельянов. Жиронда, чтобы склонить короля на свою сторону, - к народным адресам, как двор - к коалиции: 20 июня и неудача движения против veto и отставки жирондистского министерства; король отвергает помощь конституционистов и Лафайета (28 июня). Отечество в опасности; Верньо и Бриссо о низвержении короля, Жиронда переходит к республиканской партии (3 июля) ; объявление 5 июля - общее вооружение, революционное возбуждение, закрытие фельянов, распущение Национальной гвардии среднего класса. Манифест герцога Брауншвейгского 26 июля и 10 августа; партия революционная от агитации переходит в управление, низшие классы берут верх над средним. Временный революционный муниципалитет в ратуше, Верньо предлагает созыв Национального Конвента для решения вопроса о монархии и приостановку власти короля; возврат жирондистских министров, изгнание неприсяжных, король в Тампле. Новая эпоха революции произвольной, деспотизма масс; господствующий мотив движения - общественная безопасность, не свобода; конституция 1791 г. пала, сменясь террором, который соединил силы, не могшие соединиться законом: спасайся как можешь! Причина перемены - внутренняя усобица и внешняя опасность; неизбежность анархии, как последнего средства; подавить ее значило бы ослабить энергию народной борьбы с коалицией и содействовать реставрация старого порядка. Попытка Лафайета за конституцию и бегство (для предупреждения усобицы армии и народа). Стремление новой господствующей партии, овладев ратушей, владеть Парижем, собранием, Францией; отмена ценза, чрезвычайный суд (17 августа). Состав нового городского управления; Дантон в ночь 10 августа и министр юстиции. Связь убийства 2-3 сентября с вторжением. Эмигранты помогли крайним революционерам поставить народу дилемму - выбор между королем и государством: или спасение без короля, или король и завоевание иноземцами.

Национальный Конвент (21 сентября 1792 г. - 26 октября 1795г.).

Из элементов 2-й революции, вызванных к действию внутренними смутами и внешними опасностями, со времени низвержения короля (10 августа 1792 г.) стала складываться большая республиканская партия, которая начала пролагать путь к демократической республике по Руссо, т. е. к анархическому господству низшего парижского населения («народа»), устраняя одно за другим мешавшие тому препятствия: 10 августа самовольно захватив городское управление и устранив конституцию среднего класса, она сентябрьскими убийствами хотела запугать приверженцев старого порядка и, руководя посредством Думы и Якобинского клуба столицей, посредством Парижа править Конвентом, а посредством Конвента всей Францией. Добившись давлением депутаций и адресов осуждения короля, вопреки Жиронде (16 января 1793 г.), Гора сплотила крайние партии, оставила Жиронду без почвы, продолжила революционное брожение и достигла господства помощию.

Жиронда в Конвенте слева направо. Гора - Париж, Жи-ронда - департаменты. Вожди Горы: Робеспьер, Марат. Обвинение Жиронды в федерализме и декрет Горы о единой и нераздельной республике. Возбуждением вопроса о суде над королем помешала Гора Жиронде установить умеренно-демократическую республику . Процесс короля: (с. 313 и далее). Приверженцы старой монархии разрушили конституционную; но воспользовались этим враги обеих - анархисты.

[...] = революционной организации (описание ее) Парижа, пользуясь внутренними и внешними опасностями. Так под давлением Вандейского восстания и успехов 2-й коалиции (1793 г. под руководством Англии), военных неуда- (Неервинден 18 марта-1793 г.) и измены Дюмурье (27 марта), рядом восстаний (27, 31 мая и 2 июня) подверглись аресту главные жирондисты и Конвент был порабощен парижской Думой. Ближайшие следствия этого: междуусобная война и торжество крайней демократии и террора над умеренной республикой, как следствием 10 августа 1792 г. была победа республики над конституционной монархией.

При отчаянном положении, в какое приведена была республика после 2 июня жирондистскими и роялистскими восстаниями на западе и юге и успехами коалиции после измены Дюмурье, не Конвент организацией террора вызвал народное одушевление, давшее средства для борьбы с внешними и внутренними опасностями, а наоборот - народное одушевление, возбужденное этими опасностями, дало средства Конвенту для борьбы, несмотря на эту организацию. Это была анархия, которую выносили, чтобы избежать контрреволюции и раздробления отечества.

Конституция 23 июня 1793 г. тотчас приостанавливается. Депутаты 44000 общин сами предлагают еще в июне арест подозрительных и всеобщее ополчение. Клятва Конвента и граждан на смерть, фразы ораторов только формулировали заявленные желания и нужды (57-9, Минье)-до смешной болтовни Баррера - превращаются в декреты. Умеренные республиканцы из восставших сдавались сами под патриотическим влиянием, а перед роялистами отступали генералы Конвента (Карто перед Тулоном); победило разъединение восставших, как Лион. Басня о 14 армиях. Вандейские мужики били генералов Конвента; бестолковые комиссары; покорение после гибели всех вождей; опустошение после победы разбойничье. Внешние победы 1793-4 г. Гондскоот, Ваттиньи и прочие частью по вине коалиции 33, частью благодаря республиканским генералам, возвысившимся независимо от якобинцев и сменившим их бездарности (Журдан, Гош, Пишегрю, Келлерман, Моро, Карно). Устройство революционного правительства 10 октября. Из этой анархии сложился (к 10 октября) своего рода порядок - социал-демократическая республика Робеспьера по программе Руссо. Это - фактическая, никаким законом не оправдываемая диктатура Комитета общего блага, действовавшего именем послушного Конвента, как его исполнительный орган, и опиравшегося на вооруженное низшее население Парижа, им фанатизируемое и содержимое, игравшее роль самодержавного народа в этой республике. Вид Франции.

Пародия античного «гражданства», санкюлотская аристократия равенства и народного верховластия, для которой все остальные страны - рабы, anima vilis социально -политического эксперимента, благодаря внешнему напору и раздору партий безгласное запуганное стадо. Идея этого порядка (Г е и с с е р, 331-333. 359; Be б ер, 146). [...] - под действием этого порядка.

Борьба партий и принципов после победы Горы сменяется борьбою кружков победившей партии, их властолюбии или опасений: гебертисты ведут революцию дальше всевластного Комитета, чтобы подчинить его парижской Думе, дантонисты пытаются сдержать его, умерив революцию, чтобы освободить Конвент от комитетского ига и обезопасить умеренную Гору, стоявшую вне власти. Оба кружка, мешавшие или угрожавшие всевластию Комитета, были устранены (24 марта 1794 г. казнь гебертистов, 5 апреля - дантонистов).

Были ли принципы в этом столкновении? Во всяком случае, они сами собой выходили из дел, но не руководили людьми, их делавшими. Террор был своего рода порядок, хотя и временный (1'ordre du jour - по выражению парижской общины), с сильной властью, хотя и незаконной; но он держался на противоречии, на совмещении народного всевластия с бесправием лиц, подавленных диктатурой учреждения, узурпацией кружка. Торжество Думы повело к чистой демократии, полной анархии, совершенному разрушению авторитета власти, господству всех и каждого; торжество Дантона с товарищами -к реакции и восстановлению законного порядка. Продолжавшаяся внешняя и внутренняя борьба помешала первому, неприготовленность разбитых партий законного порядка (конституционистов, умеренных республиканцев) делала пока невозможным второе.

Террор, терпимый как временное неизбежное зло, Робеспьер п С. Жюст планами политического и религиозного воспитания, замыслами об основании нравственной демократии, речами о республиканских добродетелях и декретом о новой религии Высшего Существа (18 флореаля - 7 мая) пытались после 5 апреля превратить в постоянный нормальный порядок, грозя законом 22 прериаля (о новом устройстве революционного трибунала) всем несочувствующим и самим депутатам Конвента гибелью, как заговорщикам. Все это вместе с усиленными казнями после 22 прериаля вывело запуганное общество из онеменения и подготовило коалицию угрожаемых партий и комитетов с Конвентом, торжество Конвента над робеспьеровой Думой (9 термидора 1794) и падение Робеспьера с его Думой после попытки привлечь Конвент обещанием освободить его от Комитета блага.

Переворот сделан союзом буржуазии с угрожаемыми анархистами Горы и комитетов: чего не могли сделать идеи, того достигли инстинкты. Робеспьер в самозабвении впал в противоречие: болезненный кризис хотел сделать нормальным, горячечную рубашку - в платье для здоровых. Террор - операция, которая спасает от смерти, уродуя организм. Притом Робеспьер хотел мира, боясь военной диктатуры; но террор только и терпели для войны. Заботы о мире внушали недоверие к нему в террористах и подкапывали основу террора.

Падение вождей террора сопровождалось реакцией с целью положить конец диктатуре Комитета и восстановить законный порядок, сначала умеренно-республиканской, выразившейся в постепенном уничтожении орудий и установлений террора (отмена закона 22 прериаля, реформа Комитетов общего блага и безопасности 31 июля, ограничение собраний кварталов и отмена платы за участие в них, запрет конфедерации клубов, закрытие 11 ноября Якобинского клуба, возвращение изгнанных 73 умеренных и 22 жирондистских депутатов 6 декабря, отмена декрета об изгнании священников и дворян, такс, восстановление христианского богослужения, комично-характерный эпизод - срытие горы. Последние усилия Горы возвратить власть были подавлены Конвентом с помощью буржуазных конституционно-монархических внутренних кварталов Парижа и вели к новым стеснениям революционного движения (обвинение членов прежнего Комитета блага Колло и др. и якобинские восстания 1 и 12 жерминаля - 21 марта и 1 апреля 1795 г., голод и ассигнации, исключение из Конвента 17 членов Горы за сочувствие восстаниям, восстание 1 прериаля -20 мая низшего класса за конституцию 17 93 г., самоубийство 6 горцев, декрет 4 прериаля об обезоружении предместий, распущение революционной армии и конец господства массы, отмена конституции 1793 г., переход революционного дела к среднему классу). С 1 прериаля реакция становится роялистской, особенно в департаментах , но сдерживается Конвентом с помощью республиканских войск (высадка в Кибероне весной 1795 г.: Минье, [с.] 195). Торжество над крайними партиями и примирительный образ действий дали Конвенту возможность вывести страну из ненормального переходного состояния 1792-1794 гг. к умеренно-республиканскому, законом установленному порядку, который он пытался закрепить конституцией III года (22 августа 1795), составленной посредством обдуманного сочетания идей 1789 г. с уроками революции. Изложение ее. Примирительные успехи Конвента облегчались победами республиканских войск 1793-5 г., устранявшими внешние опасности, дававшие силу и оправдание диктатуре террористов . Войско и помогло Конвенту подавить движение роялистов против фрюктидорских декретов, которые закрывали им путь к власти в новом порядке (13 вандемьера - 5 октября 1795 г.).

Директория (27 октября 1795-9 ноября 1799), призванная водворить в стране законный умеренно-республиканский порядок, не имела в руках достаточно сильных законных средств для борьбы с крайними партиями - демократической и роялистской, - нападавшими на этот порядок, и для поддержания его принуждена была прибегнуть к диктатуре с помощью войска, т. е. к тому, что делало ее самое ненужной.

Положение республики по распущении Конвента и как директоры начали. Философское богослужение, сочиненное Лаверьером. Демократы и заговор Бабёфа, его шальные планы общего счастья (открытие и арест 10 мая 1796) и попытка сторонников в Гренельском лагере (август 1796). Роялистские выборы 1797 г., подготовка обеих сторон к борьбе и очищение советов с помощью военного переворота 18 фрюктидора 4 сентября 1797 г.; безучастие парижского населения. Противоречие, созданное Директорией: ее призвали на смену правлению революционной диктатуры с помощью масс, народа, и она сама превратилась в революционную диктатуру с помощью войск.

Но необходимость поддерживать колеблющийся республиканский порядок иереворотами и диктатурой с помощью войска вела к перевороту во имя военной диктатуры для поддержания какого-нибудь прочного цррядка. Отсюда переворот 18 брюмера . Его подготовляли успехи крайних республиканцев на выборах 1798 и 1799 г., усилившие разлад в Директории и советах , победы французов в 1796-1797 г. в Италии, усилившие значение армии, и неудачи и опасности 1798-9 г., усилившие потребность в сильном способном вожде. Положение войска в 1797-9 перед утомленными партиями и жаждавшим покоя73 обществом. Коалиция 1798-9 г. и участие в ней России, побуждения к участию.

Вторая коалиция, значение ее в ходе революции и связь с 18 брюмера и с дальнейшими отношениями России к Франции. Истощаясь внутри, революция тем сильнее действовала вне Франции. Революционная пропаганда и завоевания; республики-дочери: Цизальпийская 29 июня 1797, Лигурийская - id. Батавская 22 января 1798 (завоевана января 1795 ), Гельветическая 12 апреля 1798, Римская 15 февраля 1798, Партеной 25 января 1799. Две причины пропаганды, одна в Европе монархической, другая в республиканской Франции. 1) Коалиционный напор вызвал во Франции отпор армии и генералов, которым по окончании оборонительной войны надо было дать занятие. 2) Желание выйти из революционного одиночества и создать себе союзниц. Но отсюда и побуждения для Павла деятельно вмешаться в борьбу: 1) ставшая уже традицией русской политики роль оберегательницы европейского равновесия, которому после Кампоформийского мира грозила серьезная опасность: Пруссия могла стать после Базельского мира врагом, Австрия после Кампо - перестать быть союзницей; доказанная двумя коалициями (1792-1793 и 1795 гг.) слабость центральной монархической Европы; 2) монархический принцип, у которого именно в 1796 г. не было на 3ападе надежных носителей и проводников.

Монархическая Европа в 1798 г. Умственно-больной старик Георг III (1760-1820), а Питт в борьбе с Францией имел в виду не столько ее форму правления и континентального отношения, сколько торговлю, колонии и морское положение. Франц II, его безучастие в управлении; первый министр и всевластный распорядитель после Кауница барон Тугут, военный фанфарон и ненадежный дипломат, испортивший 2-ю коалицию. Больной и слабый Фридрих-Вильгельм II в ноябре 1797f и его 27-летний робкий и неприготовленный к правлению сын Фридрих-Вилъгелъм III. Две партии при прусском дворе - приверженцы Генриха за союз с Фракцией, герцог Брауншвейгский - за коалицию, Гаугвиц - за вейтралитет, король и фрунтовик Кёкериц адъютант - за мир с Францией. В Испании с 1788 г. Карл IV набожный мастеровой и берейтор; князь Мира Годой - бездарный невежа, гитарист и придворный Дон-Жуан, опереточный премьер, устроивший мир с Францией 1795 г. и видевший в союзе с революционной республикой средство оградить Испанию от зол революции. В Неаполе слабый Фердинанд IV, все дела в руках королевы Каролины, сестры Марии - Антуанетты и фаворита Актона, английского слуги. С 1792 Густав IV Адольф, 19-летний, упрямый и своенравный, но бездарный подражатель Карла XII, неудачный жених Александры Павловны, чуть не поссорившийся с Россией, фанатичный враг революции. Селим III, неудачный реформатор вроде Иосифа II. Германская империя, мелкие итальянские герцогства, Церковная область 80-летнего неудачника Пия VI, Сардинское королевство покорного французского слуги Карла-Эммануила IV, республики Генуя и Венеция, где уже в мае 1797 старая олигархия свергнута демократией - все это было полем революционной пропаганды, вместе с Швейцарией составляло готовую добычу завоеваниям Республики и Империи.

Соображения мирной политики России в начале царствования: с возможными наличными союзниками нельзя много сделать; так как борьба только увеличивала доселе воинственный отпор со стороны революции, то мир может ослабить ее, усилив мирные антиреволюционные элементы в стране, доселе придавленные революцией. Это в письме Павла к прусскому королю от 3 января 1797 г.

Кампоформийский мир 17 октября 1797 г. более всего помешал этим мирным расчетам своими ближайшими следствиями. Он открывал перспективу бесконечной международной и территориальной ломки Европы и давал неистощимую пищу земельному хищничеству и взаимному соперничеству Австрии и Пруссии. Борясь международными силами с революцией внутри Франции, союзницы вводили революцию в свои международные отношения своими «видами жадности». Австрия боялась Пруссии больше, чем даже Франции: во время переговоров о мире летом 1797 г. австрийский министр Кобенцель писал, что в случае возобновления войны венский двор не будет просить помощи против Франции, но ему необходимо содействие России против прусских покушений на новые захваты. В секретных §§ Кампоформийского договора рядом с вознаграждением Австрии Зальцбургским архиедископством и Баварией до Инна условие: Пруссия не должна получить никакого приращения. Блюститель целости империи ее врагу: грабь империю сколько хочешь, только с условием - ничего Пруссии.

Принципы Павла: Во-первых, отказ от видов жадности. Потому его поразило слишком откровенное признание в письме Фридриха-Вильгельма И в январе 1797 г. чрез посланного для поздравления с вступлением на престол, что по Базельскому договору и секретным дополнениям конвенции Пруссия обязалась не противиться присоединению левого Рейна к Франции, выговорив себе вознаграждение ближайшими землями посредством секуляризации. Революции не трудно было бороться с союзниками, которые общему врагу поверяли секретные козни друг против друга. Потому Павел был за целость Германской империи, за конституцию которой Россия ручалась по Тешенскому миру, следовательно, против уступки левого берега Рейна, но готов был признать французскую республику. Предугадывал значение республик-дочерей, как форпостов революционной пропаганды и гегемонии метрополии. Потому не допускал их во имя законных владельцев. Во-вторых, успокоение Европы за признание революционной республики, иначе, при неудаче мирных стараний по вине Франции, принужден будет против воли взяться за оружие (уже в апреле 1797). В-третьих, решать вопросы мира международном конгрессом, соглашением открытым и общим, не «сепаратными мирами»; только он и хлопотал об этом конгрессе, например, в Лейпциге. Но этими принципами для обоих сторон создавалась неизбежность войны, новой коалиции.

Причины войны. Покровительство польской эмиграции, обещание не забыть услуг - les services, que vous avez rendus a notre revolution (Директория на польский адрес в 1797). План принца Генриха образовать из прусско-польских земель государство под властью прусского принца и восстановить Польшу. Польские легионы Домбровского в Цизальпийской республике - кадры польской армии (у каждого солдата и генерала по горсти родной земли). Скитальчество короля Людовика XVIII с семьей и двором. Павел - по долгу всех государей поддержать в его лице достоинство монарха - предложил всем монархам содержать изгнанника и весь его дом. Директория потребовала удалить его из Бланкенбурга (в Брауншвейг в конце 1797). Митава. Эмигранты для Павла несчастные, ищущие только убежища (Милютин, 36). Это - частные причины. Общие: 1) нарушение неприкосновенности существующего международного строя, 2) революционная пропаганда, 3)общее спокойствие. Вопрос о праве вмешательства в местные столкновения, грозящие общему спокойствию. Европа, как международная федерация - факт или pium desiderium?

Участие России во Второй коалиции вносило в международную политику правила и требования, резко отличавшиеся от господствовавших в ней территориальных и династических расчетов: бескорыстное стремление поддержать политическое равновесие и исторически сложившийся законный порядок, восстановить и обеспечить мир посредством общих и открытых соглашений, а не «сепаратными мирами» и секретными конвенциями, оградить религиозно-национальную самобытность обществ от революционной космополитической пропаганды и соединить слабые государства и народности для обороны от захвата и насилия.

Коалиция 1798-1799 г.

Эта коалиция могла существенно изменить исход революции, противопоставив ей не только огромные материальные силы, но и новое направление международной политики. Инициатор союза император Павел хотел заменить территориально-династическую борьбу монархической Европы с революцией борьбою принципиальной нравственно-политической, противопоставляя революционно-космополитической пропаганде средних классов национально-религиозные интересы народных масс и исторически сложившиеся отношения держав. Разрушив или ослабив революционную армию Франции, уединив ее и замкнув брожение в ее прежние пределы, новый союз мог вызвать к действию умеренные мирные элементы, начавшие революцию и поднявшиеся после 9 термидора, помочь или заставить помириться с ними мечтателей о дореволюционном порядке, предоставив тем и другим сводить свои счеты без стороннего давления. Удайся весь этот план - и стали бы ненужными ни военный переворот 18 брюмера, ни военно-империалистская диктатура с ее завоевательной политикой. Рутина и своекорыстие союзников России привели, несмотря на успехи в начале борьбы, к результатам прямо противоположным целям коалиции: 1) усилили во Франции потребность в сильной военной власти, напугав Францию возможностью нового вторжения, но не исполнив его; 2) еще увеличили перевес армии над мирным населением страны.

назад содержание далее








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'